История

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОДИГИТРИЕВСКИЙ БОГОРОДИЦКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

От образования общины до революции:

Возрождение храма на монастырской заимке [1997 г.]
Возрождение Челябинского Одигитриевского женского монастыря [2015 г.]

Исторические документы:

Образование женской монашеской общины

История Одигитриевского монастыря начинается в середине XIX века, когда в Челябинске появилась небольшая первая женская община. Основательницей общины была Анна Максимовна Полежаева (в монашестве – Агния).

Анна Максимовна Полежаева, крестьянская девица Троицкого уезда, с юных лет стремилась к уединенной и благочестивой жизни. Она в 26 лет удалилась в безлюдное место на остров озера Чебаркуль, где с тремя сестрами жила в землянках-келиях полтора года, затем отправилась в паломничество по Святым местам. Анна возвратилась на Урал, и местом ее трудов стал Уфимский женский монастырь. Хорошо познакомившись с жизнью обители, она отправилась в город Челябинск с решительным намерением приступить там к устройству обители.

«Анна Полежаева была инокиней по призванию. Не нужда и не случайные обстоятельства заставили ее оставить мирскую жизнь, но внутренняя потребность и добродетельное желание высшей и совершенной жизни. Сначала приобрела она старый небольшой деревянный домик за рекой, около Троицкой церкви. Поселившись здесь, мать Анна принимала к себе всех желающих разделить с ней монашескую жизнь» [18, с. 10]. Сюда же переехали к ней и сестры из первой, основанной ею в Чебаркуле обители. И затем мы видим отклик местных жителей города на близость святого человека – к ней потянулись люди, желающие спасения своей души. «В продолжение пяти лет поступило к ней 15 человек девиц разного возраста, в числе которых были две пятилетние девочки. Живя таким образом, без всяких средств и помощи со стороны, все они приучались к монашеской жизни; носили черное монашеское платье, читали по умершим псалтырь и занимались разными работами, словом, трудились неустанно; в то же время смиренно переносили разные нужды и лишения. Не были праздны и пятилетние девочки, и им по силам находился труд» [10, с. 5].

В 1848 году в Челябинске побывал епископ Иосиф Уфимский, который нашел в городе подвижниц благочестия и благословил их. «Он разрешил открыть обитель на указанном городом месте, которое, посетив, осмотрел и благословил» [11, с. 40]. Сейчас это место находится в самом центре города: от гостиницы «Южный Урал» на юге до ограды здания Областной администрации на севере.

Выделение земли под устройство общины

5 октября 1849 года Анна Полежаева обратилась с прошением в городскую думу об отводе земли под устройство женской общины: «С давнего времени возымела я намерение посвятить себя иноческой жизни. Находясь при Преображенской церкви Чебаркульской крепости, ревнуя сему благочестивому намерению, присоединились ко мне 29 сестер. Но как при церкви Чебаркульской крепости богослужение не всегда бывает, то обратилась я с просьбой к гражданам Челябы о дозволении устроить по неимению в здешнем крае женских монастырей при Челябинской кладбищенской церкви общину. Жители города Челябы на устройство таковой изъявили согласие. Посему всеподданнейше прошу, дабы повелено было сие мое прошение принять и под постройку при кладбищенской церкви для предложенной общины дома с кельями отвести по примеру прочих обывательских домов со взносом посаженных денег пять десятин из городской дачи земли» [19, с. 82 – 83].

Просьба Анны Полежаевой была удовлетворена. Решением городской думы от 13 декабря 1849 года выделено 5 десятин земли под постройку дома для женской общины. В документах сообщалось также: «Участок этот находится на принадлежащей гор. Челябинску земле, на правом берегу р. Миасс, возле восточной стороны ограды загородной кладбищенской церкви, оный пять десятин, покрыты мелкой березовой порослью» [19, с. 83]. На плане Челябинска тех времен можно видеть, что это были пустопорожние дворовые места.

Из документа – решения Оренбургского губернского правления – мы узнаем, что А. Полежаевой предлагалось заплатить за отведенную ей городом землю «не менее 3 копеек серебром за каждую квадратную сажень». В августе 1851 года сестры заплатили за землю 43 руб. 90 коп.» [18, с. 11-12]. Можно себе представить, какие деньги это были для бедных подвижниц, если они смогли заплатить их лишь через почти два года после вынесения решения правления! Видимо деньги пришлось не только зарабатывать, но и занимать. На отведенном месте сестры терпели нужду и голод, это видно из книги Раисы Будриной, которая пишет: «В то время инородцев в городе было более, чем православных, да и те мало понимали значение обители, а потому и желающих оказать помощь благому делу не находилось. Не имея строительных материалов и средств, подвижницы, по примеру Преподобных Антония и Феодосия Печерских, сами рыли ямы, устраивали себе келии» [10, с. 8].сестры монастыря

Утверждение Одигитриевской, Богородичной женской общины

Анне Полежаевой, как основательнице общины, суждено было принять на себя особый труд, труд тяжелый, беспокойный, связанный с неприятностями и лишениями всякого рода, но увенчавшийся успехом. Вскоре она пишет в Челябинское духовное правление: «На отведенном месте из челябинского городского выгона выстроила я флигель о шести жилых комнатах с коридором и двумя кладовками, а также службы: амбары, погреба», а 23 февраля 1854 года императором Николаем I по докладу Святейшего Синода женская община в Челябинске уже была утверждена под названием Одигитриевская, Богородичная [19, с. 86].

После официального открытия общины Оренбургской Духовной консисторией дано было указание проводить ежедневные богослужения в Казанско-Богородицкой кладбищенской церкви, расположенной не далеко от монастыря, вплоть до постройки собственного храма. Как пишет Раиса Будрина, здесь они «обучались у старого псаломщика Николая Ерофеевича Бирюкова пению и чтению в храме, а также церковному уставу. Правило же монастырское выполняли дома в своих кельях» [18, с. 12-13]. Казанско-Богородицкая церковь находилась на улице Большой (в настоящее время – ул. Цвилинга, впоследствии на месте разрушенной Казанской церкви построили кинотеатр им. А.С. Пушкина).

Анна Полежаева – настоятельница общины

11 марта 1854 года Анна Полежаева официально была назначена настоятельницей общины: «Святейший Правительствующий Синод указом от 11 марта дал знать его Преосвященству к исполнению, что Государь Император по всеподданнейшему докладу господина обер-прокурора Святейшего Синода в 23 день минувшего февраля высочайше утвердить соизволил определение Святейшего Синода о принятии существующей в гор. Челябе женской общины под названием Одигитриевской Богородичной, с тем чтобы оная оставалась при тех же способах какими она до сель устоялась и содержалась. По выслушиванию сего Оренбургская консистория приказали во исполнение сего указа, настоятельницей определить строительницу девицу Анну Полежаеву, как старшую из всех и более благонадежную и посему вменить ей в обязанности, чтобы она в управлении общиной руководствовалась правилами изложенными в Духовном Регламенте. Консистории присутствующий священник М. Архангельский» [19, с. 86].

Сестры жили «собственным содержанием»

В основном сестры жили «собственным содержанием». Первые годы они занимались выделкой льна, ткачеством холстов; более способные обучались другому рукоделию: делали бумажные цветы для украшения икон, вышивали бисером. Кроме того, трудились и как наемные работницы. «Ходили на заработки в соседние казачьи поля: весною косить траву, летом жать хлеб и даже молотить – зимою. Таким образом, без всяких средств, только своими собственными трудами и начинала мало-помалу отстраиваться Челябинская Одигитриевская община, благодаря неутомимой деятельности и сильной энергии ее основательницы А. М. Полежаевой. Не редко случалось по целым дням оставаться без пищи. Недостаток очень часто случался даже в воде, так как община отстояла на большом расстоянии от реки и идти надо было городом, а потому матушка-основательница поспешила устроить колодец внутри обители, с часовнею над ним, в честь Живоносного Источника Божией Матери, куда и совершался крестный ход для освящения воды в положенные для того дни 6 января, 1-го августа и в преполовение» [10, с. 11].

По многим свидетельствам, вода в монастырском колодце обладала целебными свойствами. Источник был так почитаем среди народа, что к нему приходили даже иноверцы. Освященная вода из источника исцеляла от самых различных недугов. Сохранилось и архивное описание часовни в честь Живоносного Источника Божией Матери: «Часовня над колодцем деревянная, шестигранной формы. Крыта железом, окрашенным зеленой краской. Над часовней имеется одна небольшая глава, увенчанная крестом» [18, с. 14].

Благодетели

Подвижническая жизнь и самоотверженность женщин не осталась незамеченной для жителей города: «И вот за скорби и терпение Господь послал им благодетеля в лице небогатого гражданина г. Челябинска Петра Ивановича Ильиных (1806 – 1896 гг.). По воспоминаниям верующих, он содержал магазин скобяных изделий. Среди верующих сохранилось предание, что последним его благотворительным предприятием было строительство Симеоновской церкви на Семеновской горке. Останки Петра Ивановича покоятся во дворе Симеоновского кафедрального собора г. Челябинска» [11, с. 41].

«По примеру П. И. и другие мало-помалу стали делать посильные жертвы: кто бревно, кто два, другие – кирпичи, и кто чем мог. Все это основательница обители со своими сотрудницами сама перевозила на 3-х лошадях, которые были ее собственностью» [10, с. 8].

Одними из первых благодетелей общины были елабужские купцы, братья Стахеевы, которые пожертвовали общине 2800 рублей. Они приходились племянниками священнику Алексию Агрову.

Преобразование общины в монастырь

Смоленская, ВознесениеСо временем возрастало количество сестер в общине и стало необходимо преобразовать общину в монастырь. «В общине сестры не имели права пострижения в монахини. Поэтому они обратились в Оренбургскую духовную консисторию с просьбой преобразовать общину в монастырь. 3 апреля 1862 года было, наконец, получено официальное разрешение и община приобрела статус монастыря» [18, с. 14]. После преобразования общины в монастырь, Анна Полежаева была назначена настоятельницей его, а 23 декабря того же года епископом Оренбургским Варлаамом Денисовым пострижена в монашество с именем Агнии.

Строительные работы. Первый монастырский храм

«В то же время старанием матушки и заботами сестер, хотя медленно, но все же отстраивался при обители небольшой, но каменный храм, сначала одноэтажный, с пределом во имя Свв. Преподобных Антония и Феодосия Печерских (празднование 3 и 10 мая), а потом с помощью благотворителей устроили вверху главный престол во имя Одигитриеской Божией Матери (празднование 28 июня) и 1-го ноября 1860 года совершилось поднятие Креста на храме и колоколов, и с этого же времени разрешено иметь священника и диакона при храме, а в 1863 году храм этот окончен, освящен и открыт к богослужению. Располагался он на улице Большой (ныне улица Цвилинга) в районе, где сейчас находятся областная администрация и гостиница «Южный Урал».

большаяКроме того, при игуменье Агнии построен был каменный двухэтажный корпус, с трапезной, кухней и кельями для сестер. Благодаря заботам матушки-основательницы (как называли игуменью Агнию сестры) был открыт небольшой свечной завод. Сестры научились изготавливать свечи и стали снабжать ими весь Челябинский уезд.

Сестер в это время было уже 80 человек, и все они распределены на разные послушания в общине, а затем в монастыре» [10, с. 12].

Основание монастырской заимки

Кроме земель в городе Челябинске, монастырю отводились земли и за чертой города. Таких мест было три: 50 десятин земли недалеко от Челябинска, Алексеевский хутор, расположенный в 60 верстах от города, на реке Миассе и земельный участок Азбай, также расположенный в 60 верстах от города.

Монастырская заимка в местечке, которое именовалось Богомазовым Логом, была основана еще матушкой – основательницей Челябинского Одигитриевского женского монастыря – игуменьей Агнией. В настоящее время это место находится в черте города, в Ленинском районе. Там в 1860 году в «4-х верстах от города монастырю было отведено от казны 50 десятин казачьей земли, где и был устроен монастырский хутор» [18, с. 18]. Р. Будрина в своем труде об этом пишет так: «одновременно с устройством общины матушка-основательница с помощью благодетеля П. И. Ильиных построила там маленькую каменную часовню, а потом обратила ее в храм, который и освящен во имя Святителя Николая в 1864 г.» [10, с. 12-15]. Место для строительства церкви было определено так – Богомазовский лог рядом с Девичьим ключом.

Сохранилась фотография этого храма. Сохранилось и его описание: «Никольская церковь – каменная. Снаружи и внутри оштукатурена и обелена. Пол деревянный. Крыта железом, окрашенным зеленою краскою. Длина храма 8 сажень, ширина 7 сажень, высота, считая и колокольню – 4 сажени. Окон в храме 7 штук, в 2-х сторожках по 4 окна = 8 штук. И в куполе – 4 шт. Дверей наружных створчатых – 2 шт., однополотняных – 4 шт. Печей в обеих сторожках по одной шт. = 2 шт. На храме имеется одна большая глава над алтарем. Иконостас длиною 3 ½ сажен, высотою 1 ½ саж. Оценен – 100 р. Здание храма построено в 1861 году. Сохранилось хорошо. Оценено вместе с иконостасом в 3500 р. Храм обнесен деревянным досчатым забором. Длиною с 2-х сторон по 33 саж. = 66 саж. И шириною с 2-х сторон по 20 саж. = 40 саж. Забор проведен в 1908 г. Сохранился хорошо. Оценен в 50 руб.» [18, с. 30 – 31]. Исходя из этого, мы можем предположить, что уже в 1861 году была построена часовня на монастырской заимке, обращенная в храм Святителя Николая в 1864 году, по книге Р. Будриной. Еще Раиса Будрина в своем произведении сообщает: «Неподалеку от церкви (игуменья Агния – от автора) устроила келии для рабочих сестер, амбары для ссыпки зерна и загоны с плетнями для скота, а не в долгом времени строила колодезь внутри хутора с часовнею над ним во имя Святого Моисея Боговидца (празднование 4 сентября) [10, с. 15]. Там же было и монастырское кладбище [11, с.42].заимка

Сестры положили немало усилий для организации и ведения коллективного садоводчества на хуторе. Они выращивали там множество плодоовощных культур, которые до них мало кто пытался воспроизвести на Южном Урале. Челябинский журналист и краевед М. Фотонов пишет: «Известно, что изделия монахинь всегда ценились за высокое качество, красоту и вкус. А сады и огороды монастырей? На берегу озера Смолино монахини выращивали различные овощи, в том числе арбузы и дыни. Там же, а так же на месте, где сейчас находится Дворец культуры энергетиков, где ныне доживает свой век полуразрушенный питомник, монахини развели сады». И далее: «Издавна было замечено, что земля в этих местах теплее, чем в округе, на несколько градусов. Растут здесь теплолюбивые растения, непривычные для окрестностей: грецкие орехи, виноград, барбарис, винная груша, персики и сливы. На этой уникальной опытной станции (которая была устроена здесь в годы советской власти – от автора) были собраны все лучшие сорта плодовых деревьев Южного Урала. Здесь велась кропотливая селекционная работа. Челябинский журналист и краевед М. Фотонов пишет: «Этот питомник – памятник. Здесь живет самая старая яблоня Челябинска – ствол в обхват! Тут наш известный селекционер П. А. Жаворонков получил свои первые гибриды. Нельзя, конечно, утверждать, что его знаменитый сорт «Уральское наливное» берет свое начало от монастырских яблонь, но, возможно, он несет в себе какие-то их гены. Несомненно одно: наше уральское садовое дело закладывалось монахинями» [23].

Иконописная мастерская

Игуменья Рафаила, пишет в своих воспоминаниях послушница Раиса Будрина, заботясь об устройстве необходимых зданий, в то же время, старалась устроить в монастыре разные мастерские и рукоделия. В этом отношении ее первая забота была – научить сестер живописи, что и было достигнуто в скором времени. Для этой цели был построен двухэтажный дом – флигель, в верхнем этаже которого и помещалась живописная мастерская.

В дальнейшем мастерство написания икон постепенно совершенствовалось, вырабатывался свой стиль письма. Иконы, написанные в монастыре, пользовались большим спросом. В наше время сохранились некоторые из них: в Курганском художественном музее, в Челябинском областном краеведческом музее, в коллекциях частных лиц. Как считают сотрудники музеев, для челябинских монастырских икон характерен правильный рисунок, выразительная монументальность образов.

В Курганском художественном музее на обороте одной из икон «Святые Иоаким и Анна» сотрудницей Курганского музея Г.В. Максимовой обнаружена едва заметная надпись: «Иждивением … Шадрина написана в Челяб. Монастыре». На другой иконе – «Собор Архистратига Михаила» – также читается надпись: «Иждивением Алексея и Никиты Горбунова написана в Челяб. Монастыре, 1893 г.» [18, с. 47]. Эти иконы в свое время находились в церкви с. Костылево и были заказаны для нее прихожанами в Одигитриевском монастыре г. Челябинска. Еще об одной иконе – «Св. целителей Пантелеимона, Космы и Дамиана, Кира и Иоанна» – Г.В. Максимова пишет: «нежные лики написаны тщательно, лессированными мазками, подробно проработаны волосы, складки одежды, кисти пояса, орнамент на кайме, застежка-фибула у Иоанна». Четвертая икона, написанная монахинями Челябинского Одигитриевского монастыря, была передана из Курганского музея в храм села Житниково, а еще близкая им стилистически пятая икона находится в Александро-Невском соборе г. Кургана.

В Челябинске находится в частной коллекции икона Св. Василия Великого, написанная монахинями Челябинского Одигитриевского монастыря. В фондах Челябинского областного краеведческого музея хранится небольшая круглая икона «Воскресение Христово», выполненная на ткани. На обороте иконы сотрудница музея Е.М. Есикова прочитала надпись: «Челяб. Одигитр. Монастырь. 1918 г.».

Все эти иконы индивидуальны, но имеют общие стилистические черты, определенный налет времени и моды. Сейчас этих икон сохранилось не много, а во времена расцвета монастыря ими снабжались все окрестные епархии Урала.

Строительные работы при игуменье Рафаиле

«В 1886 году заложен был новый обширный храм во имя Вознесения Господня. В 1890 году храм был освящен и открыт к богослужению» [18, с. 24]. Кроме того, вместо старого неудобного дома, в котором помещалось училище, при игуменье Рафаиле было выстроено новое двухэтажное полукаменное здание за оградой монастыря, в котором, затем, разместилась церковно-приходская школа. «Но труды матери игуменьи этим не ограничились: она выстраивает 2 двухэтажных флигеля, в которых разместились мастерские: золотошвейная, белошвейная, переплетная и другие. И, кроме того, было построено еще одно деревянное одноэтажное здание для просфорного цеха» [10, с. 37]. Монахини пекли просфоры не только для церквей монастыря, но и на заказ – для других храмов города [6, л. 8 – 15].

Благосостояние монастыря при игуменье Рафаиле росло: были куплены новые участки земли – более тысячи десятин, был устроен водопровод в 1899 году, посредством присоединения ветки к железнодорожному водопроводу на расстоянии 75 сажен. Она устроила каменную ограду кругом монастыря, с юго-восточной же стороны с каменными службами; два деревянных флигеля: 1-ый – для стариц, 2-ой – для больных сестер. Сделала перестройку причтовых домов» [10, с. 23].

Благоустройство храмов

Главное же в деятельности игуменьи Рафаилы заключалось в благоустройстве храмов обители и создания благолепия в них. Будучи сама причастна к церковному искусству, она стремилась к благоукрашению церквей иконами и святынями, дабы создать молитвенное настроение во время богослужений. «В 1881 году, по ее ходатайству, принесена с Афона чудотворная икона Иверской Божьей Матери и торжественно встречена обителью и городом. Святыня эта глубоко чтилась не только обителью, но и гражданами.Иверская

В 1902 году, по ходатайству игуменьи Рафаилы (через посредство делопроизводительницы монастыря рясофорной послушницы Раисы Будриной), Высокопреосвященный Феогност, митрополит Киевский и Галицкий, осчастливил обитель даром святых мощей: святителя Симона и мученика Кукши, которые и были торжественно встречены обителью 9 июля означенного года.

Жители города Челябинска Колбины и Агровы сделали заказ в монастырской живописной написать 4 иконы громадного размера для украшения Вознесенского храма. И вот, благодаря отзывчивости благотворителей, благолепие храма с каждым годом увеличивалось. В 1902 году благотворителем В.А. Жидковым Вознесенский храм внутри окрашен масляною краскою, что доставило немалое удовольствие матери-игуменье с сестрами.

В 1903 году по ходатайству игуменьи Рафаилы и с помощью благотворителей из Киево-Печерской Лавры доставлена точная копия чудотворной иконы Успения Божьей Матери, что в Великой церкви. Икона в Челябинском монастыре, также как и в Лавре, была вложена в золоченый круг с сиянием и с рельефными изображениями: вверху Бога Отца и Святого Духа, а по сторонам 2-х ангелов, которые поддерживают икону. Она так же, как в Лавре, была установлена вверху царских врат и спускалась вниз на шелковых шнурах для целования молящимся. С 1902 года на 15 августа служба Успению Божьей Матери совершается по уставу Лавры, особенно со времени помещения иконы Успения Божьей Матери над царскими вратами. Умилительно трогательна была минута, когда икона Божьей Матери в первый раз во время всенощного богослужения медленно начала спускаться: казалось Сама Матерь Божия сходит с неба к предстоящим во храме, чтобы разделить с ними совершаемое Ей торжество. Не устояли сестры, двинулись с своих мест, как бы навстречу Владычице, каждая с зажженною свечой. Перед этой иконой «Успения Божьей Матери» с благословения архипастыря еженедельно в среду положено чтение акафиста» [11, с. 47-48].

Ликвидация монастыря

Игуменье Анастасии выпала нелегкая доля быть настоятельницей монастыря в годы революции и гражданской войны, когда с самого начала своего существования советская власть вела деятельность, направленную на беспощадное уничтожение обители.

Вскоре после освобождения Челябинска от колчаковских войск и восстановления советской власти в городе, в 1919 году на заседании ревкома был поднят вопрос о существовании монастыря. Пытаясь сохранить свое положение, монахини обратились в отдел юстиции с прошением зарегистрировать монастырь в качестве трудовой демократической артели и сохранить за ним право владения монастырскими церквями. В прошении сообщалось: «Челябинский Одигитриевский женский монастырь просит отдел юстиции оставить храмы и богослужебное имущество за ним для исполнения своих религиозных целей, принимая на себя все государственные налоги, какие будут на него возложены. Монастырь полагает, что заявление его будет уважено, т. к. источником для сооружения храмов и приобретения богослужебного имущества служит труд насельниц монастыря, и монастырь на постройку храмов и приобретения имущества никаких пособий от государства не получал. Председательница Совета И. Анастасия и 16 подписей членов Совета монастыря» [19, с. 88].

Но новая власть не нуждалась в храмах, а жилые помещения вскоре стали передаваться под приюты, дома ребенка и др. (уже 12 ноября 1920 года вышло распоряжение Челябинского губисполкома «отвести 50% монастырский помещений под приюты и др., уплотнив монахинь»). А 24 марта 1921 года газета «Советская правда» опубликовала постановление о закрытии монастыря («Постановление Президиума Челябинского губисполкома. 23 марта 1921 года № 351а г. Челябинск):

1. Еще 28 января Президиум губисполкома вынес постановление освободить жилые помещения, занимаемые монахинями местного монастыря, и предоставить их под детские приюты и дома для отдыха рабочих. Постепенно часть помещений была освобождена, но монахини не только не захотели расстаться ради детей и рабочих со своими насиженными местами, но и с флагом защиты религии и церкви, на которую никто покушаться и не думал, распускали ложные слухи, вели агитацию против местной власти, и, в конце концов, группа монахинь и местного контрреволюционного элемента устроили заговор против существующего порядка. Эта новая гнусная попытка контрреволюционеров не удалась. Заговор раскрыт губчека, которая давно уже наблюдала за заговорщиками и знала их наперечет. В ночь с 22 на 23 сего марта ряд наиболее активных организаторов авантюры арестовали.

2. Дабы пресечь в дальнейшем всякую возможность организации контрреволюции вокруг означенного монастыря, Президиум губисполкома постановил монастырь закрыть, оставшихся монахинь, как принимавших участие в сопротивлении выселению и способствовавших контрреволюционной организации, заключить временно в концентрационный лагерь, престарелых монахинь поместить в дом призрения. Постановление это приведено в исполнение.

Зампредгубисполкома: Локацков. Члены Президиума Предсовета горуездисполкома: Новиков-Лебедев. Губвоенком: Коврайский. Предгубчека: Герцман. Секретарь: Ларионов.

Сохранилась запись от руки уральского краеведа Н. М. Чернавского, сделанная им на экземпляре книги Р. Будриной о монастыре (книга хранится в фондах Челябинского областного краеведческого музея), которая документально подтверждает факт ареста монахинь: «в 1921 году 21 марта ночью… монастырь в составе 240 человек был арестован и препровожден в военный лагерь, и в тюрьму во главе с игуменьей, мирских до 100 человек посажено, сидели долго до 6 месяцев». Так беспощадно был уничтожен монастырь в Челябинске.

Церковные же ценности были изъяты. Процедура эта проходила 4 апреля в присутствии игуменьи Анастасии и протоиерея А.М. Альбокринова. Изъяты были: «серебряная позолоченная риза с иконы Божией Матери «Скоропослушница» весом 12 ¼ фунта; серебряная позолоченная риза с иконы Св. Пантелеимона весом 11 ¾ фунта; серебряная риза с иконы Вознесения Господня весом 24 ¼ фунта; серебряная риза с эмалью с иконы Владимирской Божьей Матери весом 26 фунтов. Всего серебра – один пуд 34 ¼ фунта» [4, л. 1]. В этом документе также сообщалось, что «во время совершения изъятия церковных ценностей никаких препятствий, заявлений, жалоб со стороны представителей группы верующих и священнослужителей не было» [18, с. 39-40].

Ликвидация церкви на монастырской заимке

3 ноября 1922 года началось отнятие имущества Никольской церкви. Об этом сообщается в деле «Материалы о ликвидации церквей на монастырской заимке, Порт-Артурском и Никольском поселках, акты и описи имущества, 1923 г.», хранящемся в Госархиве Челябинской области: «На основании удостоверения, выданного Горуездным Исполкомом от 3 ноября 1922 года за № 3099 тов. Максимову на предмет составления описи инвентаря церкви, находящейся на быв. монастырской заимке, мы, нижеподписавшиеся члены комиссии в лице Уполномоченного Горуездного Исполкома тов. Максимова; завед. Совхозом быв. монастырской заимки тов. Шебанина; представителя от рабочих, члена Местной Культкомиссии т. Савина, местного фельдшера б/уполномоченного Рездкома тов. Батурина и быв. монашек, живущих при церкви, Житковой и Гериной, составили настоящий акт в том, что мы 3 ноября 1922 года приступили к описи имущества, находящегося в церкви, при чем внутри церкви оказались следующие вещи: икон разных – 52; рамок разных – 6; хоругвий – 2; иконостас с иконами – 2; фонарей ручных – 2; ножниц для свечей – 2; разных книг священных – 14; паникадил подвесных – 5; подсвечников никелированных – 4; кадил – 24; подризник шелковый – 1; крест большой металлический – 1; фонарь с подставкой – 1». Не побрезговали грабители храма и простыми вещами. В списке фигурируют: «примус – 1, медный сосуд – 1, стенные часы – 1, чаша медная – 1, таз медный – 1, большое фарфоровое блюдо – 1 и даже шкаф деревянный – 1» [5, л. 7 — 8].

Причем во время описи было обнаружено под аналоем и под их покрывалом разного рода кринки, банки и др. Посуда с вареньем, маринованными ягодами и проч., а так же одежда и проч., по заявлению Житковой и Гериной, что это принадлежит им, и после осмотра комиссия отдала означенные вещи указанным монашкам; что же касается самого алтаря, то описи в таковом не производили и оставили до распоряжения исполкома ввиду отсутствия священника. В притворе имеется кладовая с разного рода вещами и сундуками, принадлежащими, по заявлению монахинь Житковой и Гериной, им лично, каковые вещи были и оставлены упомянутым монахиням.

При описи колокольни оказалось разного имущества указанных монахинь, а также: стол треугольный, сковорода, муки пшеничной – 2 пуда, подушка, половиков – 4, ведро с солью, кукуруза – 1 пуд и др.

В закрытом улии обнаружено: муки пшеничной – 11,5 п., просо – 20 ф. и др.

Помимо улья, в разных местах колокольни имеется: чугун большой, таз большой белый, садовый диван, стул деревянный, скамейка, кресло мягкое, колокол – 1 и др». Была обыскана и сторожка монахинь и отняты самые необходимые для жизни вещи: «В сторожке, в квартире указанных монашек: две кровати, мягких стульев – 2, ветхих стульев – 1, садовых стульев – 1, стульев простых – 1, табуреток – 2, комод — 1, шкаф малый – 1, эмалированный большой чугун – 1. При чем монашки Житкова и Герина заявили, что все ценности церкви, как-то: чаши, Евангелие и проч. увезены в городской монастырь священником Антонием, а так же разного рода ковры и более ценная утварь находится в городе, здесь же при церкви заимки ничего не имеется ценного.

После составления означенной описи Комиссия постановила: церковь, приход и колокольню закрыть на заимке, и ключи от таковых до распоряжения Горуездного Исполкома передать на хранение тов. Щербакину» [5, л. 9].

Религиозная община

Однако, несмотря на репрессивные меры со стороны властей, монастырь продолжал существовать в виде религиозной общины. В январе 1922 года вышло постановление губисполкома о реализации декрета об отделении церкви от государства, в котором предлагалось верующим в количестве 20 человек подать письменное заявление о желании взять церковное имущество. После выхода этого закона в августе 1922 года монахини во главе с игуменьей Анастасией смогли зарегистрироваться как религиозная группа и получить в свое пользование Вознесенскую монастырскую церковь. Но борьба с истинной религией продолжалась, и поэтому власти передали уже через месяц, 26 сентября 1922 года, Вознесенский храм в пользование обновленцам – группе «Живая церковь». В постановлении губисполкома по этому вопросу говорилось: «В виду того, что монастырский храм уже сдан по договору группе верующих, состоящих исключительно из бывших монашек, и что заключение договора с такой группой произошло по недоразумению, обязать уполномоченного горуездного исполкома т. Подкорытова возбудить в судебных учреждениях ходатайство о расторжении означенного договора, после чего монастырский храм передать Епархиальному Комитету группы «Живая церковь» [4, л. 32].

Советская власть, как известно, первое время действительно поддерживала различные секты и новые нетрадиционные религиозные образования в России, как «гонимые» в царские времена, но потом подвергла репрессиям и их. Обновленцы, поддерживаемые властью, как говорят документы, смогли получить в пользование не только Вознесенский монастырский храм, но и другие храмы и монастырские постройки. Члену Епархиального Комитета группы «Живая церковь» диакону И.Ф. Кремлеву комитет предоставил право на заключение договора на взятие в ведение церквей: Вознесенской, Одигитриевской, Никольской на бывшей монастырской заимке и Покровской. При этом службы в них велись крайне редко.

Монахини же выселенные из монастырских помещений в 1924 году расселились по частным квартирам.

Работы по разборке храмов

13 октября 1926 года состоялось решение горсовета о закрытии Вознесенской церкви, а 19 октября того же года аналогичное решение принял Президиум горисполкома. В решении Президиума сообщалось: «Храм передан по договору общине верующих обновленченского течения, при нем численность общины 160 человек. За малочисленностью общины верующих и незначительным количеством населения, пользующегося храмом, последний в течение почти 3-х лет не используется, за исключением редко устраиваемых богослужений. Храм расположен на территории детского городка; нахождение Вознесенского храма на территории детского городка создает неудобство и препятствует правильному ведению народного образования» [4, л. 32].

Итак, советские власти решили, что близость монастырских зданий может вредно сказаться на воспитании подрастающего поколения. Документы на закрытие храма были посланы на утверждение в Свердловск, в городе же была развернута активная пропагандистская работа, убеждавшая граждан в необходимости закрытия монастырских храмов. Неожиданно эта компания принесла ее организаторам обратный результат: узнав о предполагаемом закрытии Одигитриевской церкви, были высказаны претензии верующими и они направили соответствующую просьбу во ВЦИК, но тот вынес уже окончательное решение о закрытии Вознесенской монастырской церкви 4 декабря 1926 г. Городские власти решили не ждать решения судьбы Одигитриевской церкви и известили челябинцев в начале того же декабря 1926 года, что в течении недели будут проведены работы по снятию куполов, крестов и всех храмовых предметов Вознесенской церкви. В январе 1927 года вышло постановление о закрытии Одигитриевской церкви. Там говорилось: «Молитвенное здание Одигитриевской церкви действительно было намечено к закрытию и закрыто по следующим соображениям: Вознесенский храм, большой и малый Одигитриевский храм расположены один к другому на территории детского городка и значатся сданными по одному договору, расположение которого подтверждено ВЦИКом. Нижний этаж Одигитриевского малого храма общиной верующих переоборудован под жилое помещение священнослужителей и Епархиального управления, а находящаяся в верхнем этаже малая церковь…не используется для обрядов уже в течение 3-х лет, оба храма представляют из себя одно целое и разделялись на летний и зимний». Таким образом, Горсовет, закрывая Вознесенский храм, имел в виду закрытие и Одигитриевского, как представляющего «одно целое с Вознесенским» [18, с. 41].

дом советовИтак, работы по разборке храмов начались, и уже 28 января 1927 года газета «Челябинский рабочий» сообщала: «Бывший монастырь совершенно преобразился. Квартал бывшего монастырского подворья, начиная с бывшего духовного училища на одной стороне квартала и кончая последней монастырской постройкой, сейчас перестраивается, ремонтируется и приспосабливается под советские учреждения. Здесь будут горисполком, горсовет и окружные отделы исполкома. Из всех этих зданий и помещений, которые займут советские учреждения, лучшим учреждением квартала по своей архитектуре будет зал заседаний – «Дом съездов». Зал заседаний рассчитан на 700-800 человек. Внутренний вид здания будет распланирован с тем расчетом, чтобы каждый из участников съезда мог видеть и слышать докладчика. Наружное оборудование «Дома съездов», кроме верха, в основном будет проведено в будущем году. Никакого намека на бывшую церковь внешний вид «Дома съездов» представлять не будет. С гордостью можно сказать, что Челябинск обогащается новым красивым зданием» [18, с. 41 — 42].

Но недолго «украшал» город Челябинск «Дом съездов». Изуродованное здание Вознесенской церкви было снесено на рубеже 1920 – 30-х годов, как и большинство других построек монастырского комплекса. «На территории бывшего монастырского комплекса был и детский приют, и дом отдыха, и клуб строителей с кинозалом.разрушение В 1930-е годы все монастырские здания были разрушены окончательно для предполагаемого нового строительства» [18, с. 42].

В начале 1930-х годов в центре Челябинска уже почти ничего не напоминало о существовании здесь некогда великолепного Одигитриевского женского монастыря. Уцелел, хоть и был обезображен, лишь храм во имя святителя Николая Чудотворца на монастырской заимке.

Возрождение храма на монастырской заимке

После закрытия монастыря на территории хутора расположилась плодово-овощная опытная станция. Храм Святителя Николая был обезображен – снесен купол и колокольня, надстроен второй этаж. В 1936 году нем расположилась дирекция опытно-производственного хозяйства «Садовое».

Когда началась перестройка и дотации от государства прекратились, хозяйство, переведенное на самоокупаемость, разорилось и пришло в упадок. Здание дирекции стало никому не нужно и было заброшено[1].

Первые попытки вернуть здание храма церкви были предприняты епископом Георгием (Грязновым) еще в январе 1991 года, но тогда они не увенчались успехом.

В сентябре 1996 года здание конторы ОПХ «Садовое» было передано Челябинской епархии.

Приход храма создан 21 сентября 1997 года, зарегистрирован 24 декабря 1997 года[2].

В октябре 1997 года священники Челябинской епархии принимали единственное уцелевшее от Одигитриевского монастыря здание. Принимали в запущенном виде, изуродованным от многочисленных перестроек, без воды и отопления, с обрубленной электропроводкой, выбитыми окнами и сгнившими полами. Тогда же началась реконструкция, а по сути – строительство храма в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость». Первым настоятелем храма был назначен иерей Владимир Максаков. В своем интервью отец Владимир рассказывал: «Когда я впервые пришел сюда, сердце мое содрогнулось: все было разрушено. Разбиты могильные плиты. Из окон храма выскакивают собаки. Мы приезжали сюда три года назад еще с епископом Георгием. Руководители Госкомимущества тогда никак не могли взять в толк, зачем верующим это полуразрушенное здание без воды, без электричества, обогревающееся одной железной печкой. Оно стояло среди груды мусора, зияя глазницами выбитых окон»[3].

В 1998 году храм выглядел как обычный дом, отличаясь лишь выдающейся вперед апсидой алтаря и деревянным крестом на крыше, которая была покрыта старым шифером. Началась неустанная работа по изменению внешнего и внутреннего вида этого здания и предания ему вида православного храма. Новый белоснежный храм с синими куполами, утопающий в зелени, вышел небольшим, без всякой помпезности, тихим, словно домашним. Привели в порядок небольшое монастырское кладбище – расчистили дорожки, посадили цветы, установили большой деревянный крест-памятник похороненным здесь насельницам монастыря[4].

6 ноября 1999 года храм был освящен митрополитом Челябинским и Златоустовским Иовом. Вначале храм был однопрестольный, затем были пристроены еще два придела, сначала один – во имя святителя Николая Чудотворца (освящен ровно через год 6 ноября 2000 г. также митрополитом Иовом), потом другой – во имя пророка Моисея Боговидца (освящен в 2001 г.) – рядом с Никольским храмом когда-то трудами сестер был устроен источник с часовней во имя пророка Моисея Боговидца[5].

доскаВ 2002 году к храму «Всех скорбящих Радость» была пристроена колокольня. А в 2004 году при строительстве нового здания областной администрации была снесена старая ограда духовного училища и Покровской церкви, которую отдали храму «Всех скорбящих Радость» как единственному наследнику ценностей, принадлежавших Челябинскому Одигитриевскому монастырю. «Отдав церковную ограду храму на монастырской заимке, наши власти, областная, городская и районная, будем надеяться, проявили первый знак внимания к этому незаурядному месту»[6].

Храм и территория его продолжают благоустраиваться – в 2011 году построено административное здание, где сейчас располагается воскресная школа.

Возрождение Челябинского Одигитриевского женского монастыря

27 декабря 2012 года на Челябинском епархиальном собрании было принято решение о возрождении Одигитриевского женского монастыря. В 2014 году при храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» образовалась женская монашеская община и совершен первый постриг в монашество. Так, после векового забвения, на месте монастырской заимки вновь совершается монашеское правило.

22 октября 2015 года Священный Синод под председательством Святейшего Патриарха Кирилла принял решение: «В связи с прошением Преосвященного митрополита Челябинского и Златоустовского Никодима открыть Одигитриевский женский монастырь в городе Челябинске и назначить на должность игумении этого монастыря монахиню Евсевию (Лобанову)»[7]. 25 октября 2015 года на божественной литургии в Свято-Симеоновском кафедральном соборе митрополит Челябинский и Златоустовский Никодим возвел монахиню Евсевию (Лобанову) в сан игуменьи, наградил наперсным крестом и вручил игуменский посох[8].

Сестры приехали в Челябинск из разных городов России и продолжают богоугодный труд монахинь.

С первых дней существования монашеской общины, сестры ведут работу по сбору архивных материалов и сохранению наследия Одигитриевского монастыря. По архивным данным частично восстановлен список насельниц дореволюционного монастыря.

Каждый день, на месте расстрела и захоронения монахинь, у поклонного креста, сестры молятся на литие об упокоении священнослужителей и насельниц монастыря, чьи имена удалось найти в архивах.

Музей монастыря

Горожане приносят в монастырь дореволюционные богослужбные книги, иконы и вещи некогда принадлежавшие монахиням. Так начался сбор экспонатов для будущего музея Одигитриевского монастыря.

Продолжая традиции дореволюционного монастыря, сестры открыли иконописную мастерскую и занялись возрождением канонической иконописи. Иконы пишутся по древним церковным канонам и технологиям, которые использовали иконописцы школы Андрея Рублева (XVв.)

Памятник культуры «Плодушка»

На основе найденных архивных материалов проведена государственная экспертиза бывшего монастырского сада, известного под названем «Плодушка». По результатам этой экспертизы 16 июля 2014 г. Пра-вительство Челябинской области постановлением № 346-П причислило достопримечательное место «Монастырская заимка. Плодушка» к объектам культурного наследия регионального значения. Благодаря этому удалось спасти от застройки живо-писную экологическую зону. По данным исследований Челябинских ученых-ботаников, на территории «Плодушки» сохранилось 64 вида редких для Южного Урала растений.

Возрожденный челябинский Одигитриевский женский монастырь стал третьим женским монастырем на территории Челябинской митрополии. Ранее были созданы Казанский женский монастырь в городе Троицке и Симеоно-Анненский женский монастырь в селе Кизильском.

Раиса Будрина и ее история Челябинского Одигитриевского женского монастыря

В 1903 году к 50-летию высочайшего утверждения монастыря послушницей и делопроизводителем Раисой Будриной подготовлена книга, изданная в Москве в 1904 году, – «Челябинский Одигитриевский женский монастырь»[i]. Автор имела доступ к монастырском архиву, а потому ее текст содержит достаточно фактической информации и заслуживает особого внимания[ii].

Основательница этой обители была крестьянская девица Анна Максимова Полежаева. Она с самых юных лет стремилась к уединенной благочестивой жизни и, наконец, испросив благословение Божие, поселилась одна в келье на своей родине. (Родина ее — слобода Варламова Троицкого уезда Оренбургской губернии).

Когда ей исполнилось 26 лет, она удалилась в пустынное, безлюдное место и там на острове, на озере Чебаркуль (близ села Чебаркуля Троицкого уезда) с тремя девицами, пожелавшими оставить мирскую жизнь, устроила себе три келии-землянки (они заметны и по сие время), и, проводя все время в молитвенном подвиге и трудах, они прожили здесь полтора года.
Живя на острове Чебаркульском одна в келии-землянке, Анна Полежаева во время ночных молитв слышала страшный шум около своей келий, иногда же звериный рев, что ее приводило в ужас. Кроме того, она страшно боялась грома и бурь, а потому жизнь в пустыне, вдали от храма, представляла для нее ряд страданий.

В одно время, в воскресный день, она поплыла на лодке к богослужению в село Чебаркуль, и во время плавания поднялась сильная буря; лодка ужасно колыхалась, и ей угрожала смерть. Мать Анна дала обещание оставить землянку и избрать другое место, на котором устроить обитель,— и буря вскоре стихла, и она благополучно переправилась.

Желанию ее устроить здесь обитель не суждено, однако, было осуществиться: место для сей святой цели оказалось неудобным, а потому она, оставив свою любимую пустынь, перешла в Еткульскую пустынь (ныне станция Челябинского уезда Оренбургской губернии) и поселилась здесь также в келье с неотъемлемым желанием устроить обитель. Но и здесь встретила много препятствий, а потому, оставив на время свое намерение, она отправилась в путешествие по святым местам.

Совершив путешествие в город Киев и горячо помолившись Свв. Преподобным Антонию и Феодосию Печерским, основателям монашеского жития в России, она отправилась к Соловецким чудотворцам.

Возвратясь из путешествия, она поступила в Уфимский женский монастырь с целью приучить себя к монашеской жизни и монастырским порядкам.

Пять месяцев прожила она здесь, исполняя послушание в братской кухне.

Хорошо познакомившись с содержанием духовных книг, а также с жизнью монастырской, живя в обители, она по совету духовного отца отправилась в город Челябинск с решительным намерением приступить к началу устройства обители. В Челябинске, хотя с большим трудом и скорбью, благая цель ее была достигнута. Сначала приобретен ею был старый, небольшой деревянный домик за рекой, около Троицкой церкви, и, поселившись в нем, она принимала желающих разделить ее монашескую жизнь.

В продолжение пяти лет поступило к ней 15 человек девиц разного возраста, в числе которых были две пятилетние девочки. (Одна из них Евдокия, в монашестве Сергия, и по сие время в обители. В свое время она была хорошей чтицей и несколько лет состояла в должности уставщицы). Живя таким образом без всяких средств и помощи со стороны, все они приучались к монашеской жизни; носили черное монашеское платье, читали по умершим псалтирь и занимались разными работами, словом, трудились неустанно; в то же время смиренно и терпеливо переносили разные нужды и лишения. Не были праздны и пятилетние маленькие девочки, и им по силам находился труд. Наконец, видя вполне благочестивую жизнь девицы А. М. Полежаевой с ее сотрудницами, г. Челябинск обратил внимание и отвел место для устройства обители — бывшее кладбище.

Таким образом, в продолжение восьми лет девица А. М. П. достигала исполнения своего благого намерения, и, наконец, желание и труды ее увенчались успехом.

В 1848 году епископ Иосиф Уфимский, быв в городе Челябинске, посетил и подвижниц, живущих в кельях. Он разрешил открыть обитель на указанном городом месте, которое, посетив, осмотрел и благословил. Благословил и основательницу А. М. П., пожелав ей устроить обитель во благо и просвещение всего края. В то время инородцев в городе было более, чем православных, да и те мало понимали значение обители, а потому и желающих оказать помощь благому делу не находилось.

Не имея строительных материалов и средств, подвижницы, по примеру Преподобных Антония и Феодосия Печерских, сами рыли ямы, устраивали себе кельи.

И вот за скорби и терпение Господь послал им благодетеля в лице небогатого гражданина г. Челябинска Петра Ивановича Ильиных: он стал оказывать посильную помощь во всем, словом, вошел во все их нужды и сделался самым ревностным участником этого благого дела. По примеру П. И. и другие мало-помалу стали делать посильные жертвы: кто бревно, кто два, другие кирпичи, и кто чем мог. Все это основательница обители со своими сотрудницами сама перевозила на 3-х лошадях, которые были ее собственностью.

Таким образом жили, трудились и молились избранницы благочестивой жизни в продолжение шести лет.

Оставалось исполнить последнюю мысль и желание — утвердить на прочных основаниях устроившееся общежитие и открыть монастырь.

В 1854 году в феврале месяце повелением Государя Императора Николая Павловича утверждена община под названием Одигитриевской-Богородичной с наделом земли в количестве 3600 кв. сажен под постройку оной.

Первые годы сестры общины занимались выделкой льна, ткачеством холстов; более способные обучались рукоделию: делали бумажные цветы для украшения икон, вышивали бисером и проч., а также ходили и на заработки в соседние казачьи поля: весною косить траву, летом жать хлеб и даже молотить — зимою. Таким образом, без всяких средств, только своими собственными трудами и начинала мало-помалу устраиваться Челябинская Одигитриевская община, благодаря неутомимой деятельности и сильной энергии ее основательницы А. М. Полежаевой. Нередко случалось по целым дням оставаться без пищи. Недостаток очень часто случался даже в воде, так как община отстояла на большом расстоянии от реки и идти надо было городом, а потому матушка-основательница поспешила устроить колодец внутри обители, с часовнею над ним, в честь Живоносного источника Божией Матери, куда и совершается ныне крестный ход для освящения воды в положенные для того дни: 6 января, 1 августа и в Преполовение.

Перенося недостатки и даже голод, сестры не роптали и не отчаивались, а надеялись на милосердие Божие и помощь Царицы Небесной, поддерживаемые и утешаемые своей доброй руководительницей матушкою-основательницею, как они обыкновенно ее называли.

Не имея собственной церкви, сестры с благословения тогдашнего городского благочинного протоиерея Алексия Агрова ходили в кладбищенскую городскую церковь ко всем богослужениям, где и приучались у старого псаломщика Николая Ерофеевича Бирюкова пению и чтению в храме, а также и церковному уставу. Правило же монашеское выполняли дома в своих кельях.

12 марта 1854 г. Анна Полежаева определена была настоятельницею общины, а 3 апреля 1862 года, по возведению общины в монастырь, матушка Анна утверждена настоятельницей оного, а затем 23 декабря того же года епископом Варлаамом пострижена в монашество с именем Агнии.

В то же время старанием матушки и заботами сестер хотя медленно, но все же отстраивался при обители небольшой, но каменный храм, сначала одноэтажный, с приделом во имя Свв. Преподобных Антония и Феодосия Печерских (празднование 3 и 10 мая), а потом с помощью благотворителей устроили вверху главный престол во имя Одигитриевской Божией Матери (празднование 28 июня) и 1 ноября 1860 года совершилось поднятие креста на храме и колоколов, и с этого же времени разрешено иметь священника и диакона при храме, а в 1863 году храм этот окончен, освящен и открыт к богослужению.

Сестер в это время было уже 80 человек, и все они распределены были на разные послушания в общине, а затем в монастыре. При общине была открыта школа для обучения детей, за что 21 сентября 1863 года за № 6690 была объявлена матушке признательность от имени Преосвященного Варлаама, епископа Оренбургского и Уральского, а в 1864 году 6 сентября настоятельница монахиня Агния утверждена игуменьею монастыря и избраны исправляющие должность казначеи и благочинной монастыря.

Таким образом, благодаря неусыпным трудам и заботливости игуменьи Агнии водворился должный порядок во вновь устроенной обители.

Одновременно с устройством общины матушка-основательница в 4-х верстах от города Челябинска устроила хутор на отведенной от казны пахотной земле в количестве 50 десятин. Первым делом матушка-основательница с помощью благодетеля П. И. Ильиных построила там маленькую каменную часовню, а потом обратила ее в храм, который и освящен во имя Святителя Николая в 1864 г. Неподалеку от церкви устроила келий для рабочих сестер, амбары для ссыпки зерна и загоны с плетнями для скота, а в недолгом времени устроила колодезь внутри хутора с часовнею над ним во имя святого Моисея Боговидца (празднование 4 сентября). Спустя несколько времени по освящении Одигитриевского храма в обители, на месте Св. ворот, рядом с приделом Антония и Феодосия, в нижнем этаже, одним благотворителем, Петром Ивановичем Перцевым, устроен придел во имя Первоверховных апостолов Петра и Павла. Затем игуменья Агния снова занялась устройством при обители необходимых зданий: она выстроила каменный двухэтажный корпус с трапезною, кухнею и кельями для себя и сестер. Всеми силами старалась она изыскивать средства для содержания обители; с этой целью она устроила маленький деревянный свечной завод и, обучив сестер работать свечи, приняла на себя доставку свеч на весь Челябинский уезд.

Игуменья Агния всю жизнь свою проводила в молитве, посте и неусыпных трудах. Наконец заботы и скорби сломили ее здоровье: она заболела так, что на выздоровление не было никакой надежды. Чувствуя приближение кончины, она сама избрала по себе настоятельницу, бывшую казначею монастыря, любимую и единодушно избранную также всем обществом — монахиню Лидию.

После этого, желая успокоить больную матушку, монахини предложили ей избрать себе келью для уединения и совершенного спокойствия от всех забот, на что матушка изъявила свое согласие. Она по болезни не могла уже ходить, и сестры перенесли ее на руках в избранную келью.

С великою скорбью матушка переживала свои последние дни, но с полной надеждою на милосердие Божие и успокоение в загробной жизни, она с духовной радостью ждала дня своей кончины, и 14 сентября 1872 года, приобщившись Св. Христовых Тайн, она тихо предала двух свой в руци Божьи, имея 57 лет от роду, оставив обитель не только устроенною, но и с избранной ею настоятельницей, 15 постриженными ею монахинями и 150 сестрами-послушницами.

Прах покойной игуменьи Агнии покоится в монастырской ограде, при Одигитриевской церкви, против алтаря храма Антония и Феодосия Печерских.

Игуменья Лидия, в мире Любовь Сергеевна, единственная дочь очень богатых и знатных родителей — Калатинских, живших в городе Челябинске, впоследствии жена коллежского асессора Уржунцева. Она получила хорошее образование, окончив курс в частном пансионе. Горячо любимая родителями и мужем, она окружена была всевозможными удовольствиями; но, живя среди удовольствий и роскоши, она всеми силами своей чистой души стремилась к Сладчайшему Иисусу, возлюбленному ею с самого раннего возраста.

Она любила посещать храмы и, слушая священную службу, став где-нибудь в отдаленном месте, проливала обильные слезы. Таким образом, жизнь ее и в мире была тихою и безмятежною; но Промыслу Божию угодно было назначить ей особый путь избранников Божьих. Скоро она стала одинокою сиротою: прежде у нее умер горячо любимый ее муж; спустя сорок пять дней — также любимая ею мать. (Оба были глубоко верующие).

Оставшись молодой вдовою, она три года жила и сама ухаживала за больным параличным отцом, постепенно приготовляя себя к монашеской жизни.

После кончины родителя, она еще три месяца прожила в родительском доме, пока все свое состояние распределила на благие дела. Большую часть своего состояния она пожертвовала в Челябинский свой монастырь и наконец пожертвовала ему и себя. Это было в 1865 г., на 32-м году от ее рождения.

В первый же год своего поступления в обитель она получила благословение архипастыря носить монашескую одежду — рясофор.

14 сентября 1866 года она была назначена исправляющей должность казначеи монастыря.

Это была примерная послушница, она ко всякому назначению относилась с любовию, покорностью и глубоким смирением.

Не имея даже и понятия о некоторой черной работе, она старалась своими собственными руками делать все, что исполняли самые последние послушницы обители. Одежду она носила самую простую и грубую. 27 июля 1868 года она была пострижена в монашество — с именем Лидии.

Это была поистине премудрая руководительница и наставница врученного ей стада словесных овец; она первым долгом все свое внимание обратила на внутреннее состояние обители и живущих в ней.

Пользуясь искреннею, неподдельною любовью со стороны монахинь и послушниц, она всеми силами старалась благотворно влиять при каждом, а не только удобном, случае. Сама служила примером глубокого смирения, послушания и терпения. Особенно старалась она неопустительно посещать храм Божий во время всех богослужений, причем сама любила читать шестопсалмие, канон и акафист, во время же литургии — апостола.

Читала она громко, неспешно, с глубоким выражением и нередко со слезами.

С глубоким вниманием и любовью слушали насельницы обители чтение своей матушки, да и все предстоящие нередко проливали слезы умиления. Если же какое-либо неотложное дело и заставляло ее оставить церковное богослужение, то она отправляла его у себя дома.

В самое короткое время она водворила в обители образцовый порядок, между сестрами единодушие и безропотное послушание.

Все приказания ее исполнялись точно, без малейшего изменения. Без предварительного благословения никто никуда за ограду монастыря не смел выходить. Любовь же со стороны матери-игуменьи была так велика, что скорбь каждой сестры была ее собственной скорбью. Зато и любима же она была всеми. Если же по делу монастырскому случалось ей уезжать куда-либо, так это было великое горе для сестер обители.

Работа в свечном заводе с каждым годом улучшалась и усовершенствовалась; требование свечей было большое. Это был источник для содержания обители, и мать-игуменья в короткое время уплатила долги, оставшиеся после игуменьи Агнии, и скопила немалый капитал для постройки каменной ограды при монастыре. Это было первое ее предприятие, но Господу не угодно было осуществить ее желание. Епархиальным начальством для удовлетворения общеепархиальных нужд решено было закрыть при монастыре местный свечной завод и открыть общеепархиальный, что и состоялось в скором времени (1878 г.). Источник дохода обители, таким образом, прекратился, явилась снова нужда и во всем недостатки.

Эта великая скорбь тяжело повлияла на здоровье матушки Лидии, и она в том же 1878 году сильно заболела. Несмотря на свою тяжкую и изнурительную болезнь, она не переставала заботиться о благе обители. В продолжение болезни она несколько раз приобщалась Св. Тайн Христовых. Предчувствуя приближение кончины своей, она пожелала принять таинство Св. Елеосвящения, что и было исполнено. Монахини и сестры потеряли надежду на выздоровление матушки-игуменьи. Они с великой скорбью готовились к разлуке с ней. Каждой хотелось еще и еще взглянуть на свою дорогую матушку, еще раз встретить ласковый привет. Она же до последнего своего вздоха не переставала делать назидания. Особенно же убеждала любить Бога и любить друг друга, завещая каждой иметь смирение, терпение и послушание.

19 апреля 1879 года обитель осиротела; в 12 ч. ночи раздался печальный звон, извещающий о кончине дорогой матери. (Хотя немногие были в своих кельях, большая часть не отходила от одра умирающей). В одну минуту все кельи огласились ужасным плачем и рыданиями. Но что делать? Так угодно Богу! Покорившись Промыслу Божию, осиротелые сестры стали готовиться к погребению праха своей дорогой матери.

Что же было во время погребения, так это поистине душу раздирающая картина. Удержался ли кто из посторонних от слез, видя глубокую скорбь и рыдания всей обители.

Игуменья Лидия скончалась 45 лет от роду.

Много времени прошло с тех пор, но память о ней ничуть не изгладилась у тех, кто знал ее. Прах ее покоится рядом с прахом игуменьи Агнии, основательницы монастыря, которую она чтила как при жизни, так и по смерти ее.

Состоящая настоятельницей монастыря в настоящее время 73-летняя старица, игуменья Рафаила, заступившая место тотчас же по смерти игуменьи Лидии, бывшая послушница обители с самого ее основания, Ксения Яковлева Бабушкина, ближайшая родственница основательницы игуменьи Агнии.

Она 15-ти лет поступила в число послушниц обители и неотлучно находилась при игуменье Агнии, всегда и во всем подражая своей начальнице. Ею пройдены все монастырские послушания. Нет ни одного монастырского дела до 1879 года, которое бы миновало ее. Первое время она пела на клиросе, затем постепенно изучала все начинающиеся при монастыре рукоделия; особенно искусно она вышивала бисером. Она была и сборщицею, и экономкою в монастыре и на хуторе, и строительницей, и, наконец, несколько лет исполняла должность благочинной монастыря. 2 июня 1879 года она избрана и назначена настоятельницей монастыря. Того же года 30 сентября возведена в сан игуменьи.

Она с первого года в новом своем звании неослабно прилагала к трудам труды: устроила каменную ограду кругом монастыря, с юго-восточной же стороны с каменными службами; два деревянных флигеля: 1-й — для стариц, 2-й — для больных сестер. Сделала перестройку причтовых домов. Заботясь об устройстве необходимых зданий при монастыре, она в то же время старалась ввести в монастыре разные мастерские и рукоделия. В этом отношении первой ее заботой было научить сестер живописи, что и было достигнуто в скором времени; для чего впоследствии потребовалось особое помещение.

Мать-игуменья выстроила двухэтажный, полукаменный большой флигель, в верхнем этаже которого и до настоящего времени помещается живописная.

В 1886 году матушка-игуменья заложила новый обширный храм во имя Вознесения Господня и вместе производила другие необходимые постройки. Вместо старого неудобного дома, в коем помещалось училище, она выстроила новое двухэтажное полукаменное здание за оградой монастыря, в котором помещается и в настоящее время церковно-приходская школа.

Училище при монастыре открыто первой игуменьей-основательницей монастыря в 1861 году 15 октября и священником о. Днепровским с благословения епископа Филарета Уфимского. Матушка, будучи сама малограмотна, ставила выше всего книжное учение.

Первыми сотрудниками сего доброго дела были местные священноцерковнослужители и наставники Челябинского Духовного училища, нарочито приглашенные игуменьею с целью подготовить учительниц из числа учащихся, более способных воспитанниц монастыря.

И вот благодаря их отзывчивости этому благому делу в монастырском училище ввелась целесообразная и подробная программа преподавания предметов.

В 1894 году монастырское училище начальством Епархиального Училищного Совета преобразовано в церковно-приходскую школу с утверждением попечительницею оной настоятельницы монастыря.

В настоящее время школьное занятие ведется священноцерковнослужителями монастырской церкви и послушницами монастыря, из коих одна рясофорная послушница Анна Григорьевна Щапова учительствует с 1878 года и примерно ведет школьное дело. Все они занимаются в школе безвозмездно. Учащихся помещается 60 чел., каковое количество и бывает каждогодно.

Школа исключительно содержится монастырем.

В 1890 году радость матери-игуменьи и насельниц обители была безгранична: новый храм освящен и открыт к богослужению. Но труды матери-игуменьи по устройству обители этим не ограничились, Господу угодно было послать обители новое испытание: сгорел весьма поместительный деревянный корпус с казенною при нем кладовой и пожитками многих сестер.

Этот случай удручающе повлиял на мать-игуменью, но она снова воспрянула духом и приняла всевозможные меры к изысканию средств для производства новых необходимых построек. Она снова выстроила 2 двухэтажных полукаменных больших флигеля, в коих в настоящее время помещаются разные мастерские: золотошвейная, белошвейная, переплетная, цветочная и другие. И, кроме того, выстроила еще одно деревянное одноэтажное здание для просфорного дела. Во все время своего многолетнего управления монастырем мать-игуменья производит непрерывные постройки и в обители, и на хуторах, коих в настоящее время при монастыре имеется два. В 1899 году устроен ею водопровод посредством присоединения ветки к железнодорожному водопроводу на расстоянии 75 саж.

Кроме того, мать-игуменья благосостояние монастыря обеспечила приобретением трех участков земли — более тысячи десятин. Самое же драгоценное приобретение ее монастырю — это драгоценная Святыня.

В 1881 году, по ее ходатайству, принесена с Афона чудотворная икона Иверской Божьей Матери и торжественно встречена обителью и городом, и святыня эта глубоко чтится не только обителью, но и гражданами.

В 1902 году, по ходатайству игуменьи Рафаилы (через посредство делопроизводительницы монастыря рясофорной послушницы Раисы Будриной), Высокопреосвященный Феогност, митрополит Киевский и Галицкий, осчастливил обитель даром святых мощей: святителя Симона и мученика Кукши, которые и были торжественно встречены обителью 9 июля означенного года.

Много сделано для обители игуменьею Рафаилою, но ее, неусыпную в трудах, еще огорчало одно — это недостаток украшения внутри нового величественного Вознесенского храма; источник же средств окончательно истощился.

Но Царица небесная, Покровительница св. обители, сама печется о благоустройстве ее. Господь внушил любителям храмов Господних сделать благое дело: жители города Челябинска Колбины и Агровы сделали заказ в монастырской же живописной написать 4 иконы громадного размера для украшения Вознесенского храма. И вот, благодаря отзывчивости благотворителей, благолепие храма с каждым годом увеличивается.

В 1902 году благотворителем В. А. Жидковым Вознесенский храм внутри окрашен масляною краскою, что доставило немалое удовольствие матери-игуменье с сестрами.

В настоящем 1903 году по ходатайству игуменьи Рафаилы с помощью благотворителей, приобретенных послушницей А. Денисовой, из Киево-Печерской Лавры доставлена точная копия, чудотворной иконы Успения Божьей Матери, что в Великой церкви, которая также вложена в золоченый круг с сиянием, с рельефными изображениями: вверху Бога Отца и Святого Духа, а по сторонам 2-х ангелов, которые поддерживают икону. Она покрыта серебряно-позлащенною ризою и украшена разными камнями.

Она так же, как в Лавре, установлена вверху царских врат и спускается вниз на шелковых шнурах для целования молящимся.

С 1902 года на 15 августа служба Успению Божьей Матери совершается по уставу лаврскому, особенно со времени помещения иконы Успения Божьей Матери над царскими вратами.

Умилительно трогательна была минута, когда икона Божьей Матери в первый раз во время всенощного богослужения медленно начала спускаться; казалось, Сама Матерь Божья сходит с неба к предстоящим во храме, чтобы разделить с ними совершаемое ей торжество.

Не устояли сестры, двинулись с своих мест, как бы навстречу Владычице, каждая с зажженною свечой.

Чье сердце не трепетало от радости в этот момент? Особенно же тех, кто много потрудился в предприятии сего святого дела.

Перед этой иконой «Успения Божьей Матери» с благословения архипастыря еженедельно в среду положено чтение акафиста.

Это радостное событие послужило большим утешением матери-игуменьи с сестрами.

Несмотря на преклонность лет, игуменья Рафаила выглядит еще довольно бодрой и здоровой. Она сама управляет всеми монастырским делами, особенно деятельно следит за производством построек с помощью старших сестер — ее помощниц.

Награды игуменья Рафаила имеет следующие: наперсный крест, который она получила в 1888 году; архипастырское благословение с грамотой, полученное в 1897 году, «За труды и попечение о школе». В 1898 году от лица обители поднесен ей золотой крест с украшением за ревностное попечение и благоустройство обители.

Слава Всевышнему и Божьей Матери Одигитрии,— обитель идет к улучшению.

Епископ Челябинский Сильвестр в Алексеевском хуторе Одигитриевского женского монастыря, 3–4 июня 1915 года

Алексеевская пустынь Челябинского женского монастыря расположена на берегу реки Миасс, среди большого леса, от ближайшей Белоярской церкви в 6 верстах. Владыка прибыл около 10 часов вечера. Здесь назначен был ночлег. При въезде в монастырскую ограду владыку встретили все насельницы обители во главе с игуменьей Анастасией. Мать игуменья приветствовала владыку речью, в которой была изложена история возникновения Алексеевской пустыни:

«Преосвященнейший владыко! Наш добрый архипастырь и отец. Да будет благословенно от Господа вхождение твое в сию пустынную обитель. С краткой историей сей пустыни считаю своим долгом познакомить вас, владыко. Хутор сей находится на участке земли, который в количестве 571 десятины подарен Челябинскому Одигитриевскому монастырю в 1893 году вдовой майора Алексея Георгиевича Павлова Алевтиной Михайловной, впоследствии схимонахиней Ангелиною, принявшей великий постриг в том же Челябинском монастыре.

Основание сему хутору она положила, живя уже в монастыре, в 1897 году, постройкою маленького домика и необходимых при нем служб. Желая почтить память своего покойного мужа, она наименовала этот хутор Алексеевским. Чтобы упрочить этот дар, она в 1893 году, предварительно получив благословение бывшего благочинного монастыря протоиерея Высоцкого, благословившего ее сею св. иконою Божией Матери «Знамение», непосредственно самолично в г. Оренбурге исходатайствовала дарственную запись и вручила монастырю.

Покойная мать Ангелина и в схимонашестве не оставляла своими посещениями ея любимое детище почти до самой смерти.

Конечно, понятна и цель этого созидания, прославление Творца в сем пустынном месте было девизом досточтимой и приснопамятной матушки схимонахини Ангелины. Создать здесь храм было радостною мечтою, которая впоследствии, может быть, при помощи Божией и найдет свое осуществление.

Вот краткая история возникновения Алексеевского хутора. Чувствую, что покойная матушка схимница разделяет с нами сие великое духовное торжество. Гряди, владыко, с миром в сию пустынную обитель и призови Божие благословение на живущих в ней и на всех нас, твоих духовных чад».

Утром владыка на открытом воздухе в тени берез совершил молебствие с чтением акафиста Божией Матери. Перед пением многолетия его преосвященство произнес весьма назидательное слово на 43 зачало из Святого евангелия от Матфея. После освящения воды владыка с крестным ходом пошел по монастырским полям[iii].

Епископ Челябинский Сильвестр в Серафимовской общине Одигитриевского женского монастыря, 8 июня 1915 года

Серафимовская община находится среди дремучего леса. Ближайший поселок к общине – Евфимовский, в 8 верстах.

Основание этой общины положила некая Параскева – зырян­ка, уроженка поселка Евфимовского. При помощи родствен­ников Параскева получила в дар около двух десятин с исклю­чительной целью устроить монастырь. Устроив несколько хибарок, Параскева поселилась в них со своими ближайшими родственниками. Скоро нашлись желающие из посторонних. Жители окрестных деревень отзывчиво отнеслись к зарожда­ющейся обители. Потекли пожертвования и хлебом, и скотом, и деньгами.

С внешней стороны казалось, община не нуждается ни в чем, но внутренняя оставляла желать очень многого. Пре­жде всего неграмотная и недалекая Параскева не могла дать насельницам в духовном отношении того, чего оне искали. Жизнь общины сводилась к попрошайничеству. Почти вся на­личная молодежь посылалась в деревни за сбором. Видимых результатов от своих трудов сестры не видели. Напротив, род­ственники Параскевы в Евфимовке, видимо, благоденствова­ли. Все же община эта была зарегистрирована и передана в ведение местного Благочинного. Скоро в общине этой по­явилась бывшая послушница Одигитриевской Челябинской обители; послушница эта живала во многих монастырях. Но истинная иноческая жизнь не по вкусу была ей. Она искала другое. Встретившись в одном селении с Параскевой, новая послушница выведала от нее многое и решила, что может устроиться отлично. Почему и упросила Параскеву взять ее с собой. Присмотревшись к своей начальнице, она нашла спо­соб подчинить ее себе. И сестры увидели, что настоящей-то начальницей и распорядительницей их труда является новая, незваная игуменница. Возникли недовольства, жалобы Пре­освященному в Оренбург.

Последствием всего этого явилось распоряжение покойного Преосвященного Феодосия игуменницу выселить, Параскеве жить в Оренбургском монастыре, а общину приписать к Челя­бинскому женскому монастырю. Из Челябинска была послана монахиня, которой были предоставлены права Настоятельни­цы. Главный надзор за жизнью общины возлагался на Игуме­нью Челябинского женского монастыря. Не понравилось это Параскеве. Считая себя обиженной, Параскева от поездки в Оренбург отказалась и подчиниться присланной монахине не согласилась, а принялась за подпольную работу, возбуждать жителей деревень против новых распорядительниц. Живя в общине, вмешивалась во все распоряжения монахини-на­стоятельницы, Параскева вносила и вносит страшный разлад во внутреннюю жизнь общины. И в дальнейшем хорошего трудно ждать. Прежде, за последние два-три года, община об­устроилась; освящен деревянный вместительный храм во имя преподобного Серафима, устроены достаточные по вмести­мости дома (3–4) для послушниц, которых около 30, обзаве­лись хозяйственным инвентарем, есть лошади, коровы, овцы. Есть запас строительного материала. Приглашен для соверше­ния богослужения заштатный иерей Тобольской епархии. Все это подавало надежду на лучшую жизнь в духе Покровителя общины преподобного Серафима. Но раздоры и нестроения, жалобы и разбирательства, слезы и нарекания заставляют вы­сказаться об общине этой отрицательно. Полуразбитый пара­личом заштатный священник влияния не имеет. Здесь нужен настоящий пастырь-духовник.

При въезде в ограду общины Владыка был встречен игуменьей Челябинского монастыря Анастасией, монахиней-распорядительницей и всеми сестрами. Мать Серафима, так зовут, монахиню-распорядительницу, встретила владыку с образом Преподобного Серафима. Владыка приложился к иконе и, благословив всех общим благословением, направил­ся к храму, где владыку встречало духовенство. Приложив­шись ко кресту, владыка проследовал в алтарь и тот час же началось всенощное бдение. Осмотрев антиминс, владыка обратил внимание на отсутствие надписи церкви, для которой он освящен. Церковная утварь и ризница достаточны. За все­нощным бдением после евангельского чтения владыка сказал назидательное слово на 43 зачало от Матфея: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии и аз упокою вы».

В 7 часов утра был назначен звон к литургии. Литур­гию владыка совершал в сослужении шести иереев. Пел хор Челябинского женского монастыря. За литургией владыка сказал поучение о преподобном Серафиме, наставнике мо­нашества. Вечером того же дня владыка совершил всенощное бдение святителю Иоасафу. И хотя путем следования утром следующего дня не указано было совершения владыкою ли­тургии, но владыка, уступая просьбам пустынниц, совершил и в этот день божественную литургию по рану. За литургией владыка сказал поучение о святителе Иоасафе. В 10 часов утра владыка отбыл из общины.

При отъезде к владыке явилась депутация крестьян евфимовцев с просьбой защитить устроительницу общины Параскеву от притеснений, чинимых ей настоятильницей мо­нахиней Серафимой[iv]. Такая же просьба была подана владыке и при въезде в деревню Евфимовку. Выслушав заявление евфи­мовцев, владыка обещал дело это разобрать, и по ознакомле­нии, дать соответствующее распоряжение сопровождавшему его преосвященство благочинному священнику Русанову. Владыка поручил произвести расследование и о результатах донести[v].

Устройство жизни монастыря[i]

Монастырь управляется настоятельницей, казначеей и благочинной при участии в важных случаях старших монахинь монастыря. Послушания исполняется сестрами монастыря с должным усердием, точностью и аккуратностью все богослужения в храме посещаются монахинями каждодневно, а так же и келейное правило исполняется неопустительно. Послушницы посещают храм только в воскресные и праздничные дни, а в будние дни исполняют послушания, начиная с 7 часов утра и по 5 часов вечера.

Сестры, исполняющие послушания на хуторах, принимаются за работу гораздо ранее, а именно: в летнее время с 3–4 часов утра по 8 часов вечера, в зимнее же время с 5–6 часов утра, исключая время чая, обеда и ужина по 1/2 часа и в летнее время 1 час после обеденного отдыха. Все дни, не исключая воскресных и праздничных, начинаются с 5 часов утра утренним правилом, т.е. чтением 1) полунощницы, 2) утренних молитв и 3) акафистов, которое исполняется всеми монахинями и старшими сестрами. На утреннее правило в праздничные дни являются в храм не одни только монахини, а так же с большей охотой и все послушницы.

Нравственное состояние насельниц монастыря вполне удовлетворительное. Монахини относятся к послушницам с должным вниманием и отзывчивостью, стараясь развить в последних послушание, смирение, трудолюбие и ревность ко храму Божию. Послушницы, внимая наставлению, стремятся к самосовершенствованию: имеют покорность к старшим, без разрешения и благословения из монастыря не отлучаются, между собой поддерживают братскую любовь и единодушие. Есть, конечно, единичные личности, которые идут иногда в разрез с общим образом жизни монастыря, но таковые по тщательном вразумлении и убеждении со стороны начальниц и своих старших монахинь исправляются. Посты и постные дни исполняются всеми. Христианский долг исповеди и святые причастия исполняются монахинями во все 4 поста, а послушницами в 2 поста – великий и рождественский. Кроме сего имеют обыкновение готовиться и приобщаются святых таин в дни своего ангела. Всех живущих в монастыре в настоящее время: монахинь – 60 человек, указных послушниц – 21 человек, послушниц – 262 человека, в приюте – 22 человека, игуменья-настоятельница монастыря и игуменья, находящаяся на покое. Всего 367 человек.

Богослужение в монастырском храме совершается ежедневно. Чтение и пение сестрами исполняется с должным благоговением и неспешностью. Кроме обычных богослужений установлено чтение акафистов соборное: перед образом Иверской иконы Божией Матери после вечерни, совершаемый с воскресенья на понедельник, перед образом Успения Божией Матери в среду после литургии. Чтение акафистов совершается по чину Киево-Печерской Успенской лавры. Пред чтением акафиста образ Успения Божией Матери, помещающийся над царскими вратами, по примеру лавры, спускается.

Хозяйство монастыря

В 1909 году А. М. Нечаева, посетившая Челябинск, так описывала монастырь: «Самый монастырь – по размерам небольшой, но монахини его отличаются чисто мужской энергией и трудолюбием… Крайне оригинальна бывает картина работ монахинь в поле. Молодые и здоровые, они ловко управляются с крутящимися и стучащими машинами, то подсыпая в веялку зерно, то отгребая солому от молотилок и т.д. Монастырские поля считаются здесь лучшими по обработке, а огородные овощи и ягоды славятся далеко за городом…»[ii] Действительно, монахини вели большое хозяйство, занимались хлебопашеством, огородничеством, садоводством, птицеводством, скотоводством и пчеловодством.

При монастыре имелись собственные мастерские, приносившие значительный доход: живописное отделение (в нем работало 10 человек и обучалось рисованию 8 человек), швейная (11 человек), золотошвейная (8 человек), белошвейная (10 человек), гладевая (12 человек), переплетная (4 человека), цветочная (3 человека), одеяльная (8 человек), чулочная (4 человека), ковровая (3 человека), позолотная (3 человека), столярная (2 человека), шорная (2 человека), чеботарная (6 человек). Кроме перечисленного, имелась пекарня, выпускавшая просфоры для всех челябинских церквей и ближайших к городу приходов[iii].

Земельные владения монастыря, 1915 г.[iv]

Никольский хутор Алексеевский хутор Участок близ пос. Белоусовского Всего
Пахотная земля 358 дес. 599 кв. саж.* 307 дес. 1200 кв. саж. 53 дес. 209 кв. саж. 937 дес. 2008 кв. саж.
Луга 1 дес. 750 кв. саж. 10 дес. 15 дес. 480 кв. саж. 44 дес. 1230 кв. саж.
Лес 54 дес. 765 кв. саж.** 240 дес. 10 дес. 1200 кв. саж. 317 дес. 1965 кв. саж.
Водоемы 22 дес. 1987 кв. саж. 13 дес. 1 дес. 70 кв. саж. 35 дес. 1987 кв. саж.
Неудобная земля 14 дес. 926 кв. саж. 1920 кв. саж. 20 дес. 441 кв. саж. 36 дес. 957 кв. саж.
Всего 451 дес. 227 кв. саж. 571 дес. 720 кв. саж.*** 350 дес.**** 1372 дес. 947 кв. саж.

* Из этого от казны 51 десятина 599 квадратных саженей, пожертвовано госпожой Жуковской 307 десятин.

** Из этого от казны 11 десятин 756 квадратных саженей и пожертвовано 43 десятины.

*** Участок пожертвован вдовой войскового старшины Алевтиной Михайловной Павловой, принявшей схиму и скончавшейся в монастыре.

**** Из этого от казны 200 десятин, госпожой Покровской пожертвовано 150 десятин (пахотной земли 119 десятин, луговой 18 десятин, леса 13 десятин). Участок сдавался в аренду за 350 рублей в год.

По данным на 1915 год монахини выращивали: пшеницу – 150 десятин, овес – 80 десятин, рожь – 31 десятина, горох – 3 десятины (собрано 66 пудов), полбу – 1 десятина, ячмень – 2 десятины, гречиху – 1 десятина, просо – 1,5 десятины (собрано 91 пуд), мак – 2/8 десятины (собрано 20 пудов), лен – 1/2 десятины (собрано 46 пудов), коноплю – 1/2 десятины (собрано 10 пудов), картофель – 6 десятин (собрано 2500 пудов), огурцы – 1 десятина (собрано 40 тысяч штук), капусту – 1 десятина (выращено 60 000 кочанов), лук – 1/8 десятины (собрано 100 пудов), морковь – 1/8 десятины (собрано 40 пудов), редьку – 1/8 десятины (собрано 20 пудов), кормовую свеклу – 1 десятина (собрано 1000 пудов). Для обработки земли и уборки урожая использовался не только ручной труд, но и сельскохозяйственные машины. Для размола зерна на Никольском хуторе имелась собственная ветряная мельница[v].

В монастырском хозяйстве было достаточно развитое животноводство. Монахини держали: лошадей – 98 голов (из них рабочих – 61, молодых – 37), коров – 85 голов (из них дойных – 45, молодых от 1 до 2 лет – 38, быков – 2), овец – 93 головы, кур – 300, гусей – 20, уток – 4, индюков – 10[vi].

По данным на 1915 год годовой доход монастыря составил 25 380 рублей 69 копеек. При этом основными статьями доходов стали: продажа восковых свеч – 3615 рублей, продажа просфор – 2098 рублей, «чтение псалтыри при монастыре над телами усопших и выносе» – 1564 рублей, от мастерских – 7067 рублей, от сдачи земли – 1351 рублей, от сдачи квартир в аренду –1812 рублей, от продажи птицы, скота и пастьбу его – 2053 рубля, от продажи меда, ягод и овощей – 1148 рублей. Кроме того, в доходы монастыря поступали подаяния, проценты с капитала (на счетах было 6700 рублей), за дежурство при больных, от продажи соломы и прочего[vii].

За тот же год расходы монастыря составили 24 493 рубля 16 копеек. И основными статьями расходов монахинь являлись: приобретение восковых свеч и деревянного масла – 1762 рубля, приобретение муки для просфор – 1206 рублей, приобретение рыбы, соли, масла, круп – 1488 рублей, приобретение медикаментов, выделка одежды, обуви для сестер – 1147 рублей, расходы по содержанию монастырского лазарета – 573 рубля, продовольствие для скота и его лечение – 633 рублей, отопление и освещение монастырских зданий – 2969 рублей, устройство и ремонт монастырских зданий и покупка материалов для мастерских – 6114 рублей, приобретение материалов для рукоделий – 1407 рублей, наем рабочих – 1839 рублей[viii].

Постановление президиума Челябинского губисполкома[i], 23 марта 1921 года, № 35/а

1) Еще 28 января Президиум горисполкома вынес поста­новление освободить жилые помещения, занимаемые мона­хинями, и местного монастыря и предоставить их под детские приюты и для дома отдыха рабочих. Постепенно часть поме­щений была освобождена, но монахини не только не захотели расстаться ради детей и рабочих со своими насиженными местами, но и с флагом защиты религии и церкви, на которую никто покушаться и не думал, распускали ложные слухи, вели агитацию против местной власти, и в конце концов группа монахинь и местного контрреволюционного элемента устро­или заговор против существующего порядка. Эта новая гнус­ная попытка контрреволюционеров не удалась. Заговор рас­крыт губчека, которая давно уже наблюдала за заговорщи­ками и знала их наперечет. В ночь с 22 на 23 марта ряд наиболее активных организаторов авантюры арестовали.

Дабы пресечь в дальнейшем всякую возможность организации контрреволюции вокруг означенного монастыря, Президиум губисполкома постановил монастырь закрыть, оставшихся монахинь, как принимавших участие в сопротив­лении выселению и способствовавших контрреволюционной организации, заключить временно в концентрационный ла­герь, престарелых монахинь поместить в дом призрения. Постановление это приведено в исполнение.

Теперь каждый обыватель, каждый гражданин должен понять, что под лозунгом защиты религии часто кроется контрреволюция.

Предупреждаем всех граждан, что попытки агитации против данного постановления будут рассматриваться как содействие контрреволюции.

Всякие сборища и собрания для обсуждения данного вопроса караются под страхом расстрела их организаторов — как явных контрреволюционеров.

Еще одна попытка сорвать нашу хозяйственную работу не удалась. Рабочий и крестьянин стоит на посту революции. Президиум губисполкома призывает всех граждан к полному спокойствию и усиленному труду.

Зампредгубисполкома Локацков
Члены Президиума:
Предсовета и горуездисполкома Новиков-Лебедев
Губвоенком Коврайский
Предгубчека Герцман
Секретарь Ларионов

Вот как описывали закрытие Одигитриевского монастыря челябинские чекисты.

Сообщение челябинских чекистов об обстоятельствах закрытия Челябинского женского Одигитриевского монастыря
Также к контрреволюционным явлениям следует отнести случай, имевший место в Челябинске при выселении монахинь.

Ещё 28-го января губисполком постановил освободить по­мещение Челябинского женского монастыря под детские сады и приюты. Монахини и духовенство монастыря не хотели этому подчиниться. Для того чтобы лучше противодействовать выселе­нию нужна была какая-нибудь организация. И вот по инициативе местного кулака Назарова создается при монастыре церковно­приходской совет, которого до предъявления требования губ­исполкома не было. Общее число членов этого совета достигало 300 человек. Наиболее видное место среди членов церковно­приходского совета занимали Орлов – председатель этого со­вета, бывший директор гимназии, человек с высшим образова­нием; Чеботарёв Сафрон, член Челябинского городского совета, заведующий сельскохозяйственными курсами по проведению посевной кампании при губземотделе, бывший садовник; свя­щенник Неаполитанов – отец двух сыновей-белогвардейцев, один из которых был председателем белогвардейской чрезвычайной следственной комиссии, причём на допросах этот Неаполитанов открыто говорил, что коммунисты, мол, грабители; и, наконец, Телегин – кулак, бывший представитель фирмы «Проводник».

По инициативе вышепоименованной компании в конце января и в начале февраля были созваны два собрания верующих, со­бравших каждый раз до 2–3 тысяч человек, где они призывали прихожан не допускать выселения монахинь. На собраниях велась антисоветская агитация, говорилось, что коммунисты насилуют церковь и верующих. Священник Неаполитанов, ярый монархист, призывал верующих лучше умереть, чем допустить выселение монахинь. Чеботарёв, член городского совета, заявлял, что он как выборный в совет от 14-ти тысяч красноармейцев в случае выселения монахинь выведет на улицу красноармейцев местно­го гарнизона. Некий Даренских Иван, казак Сосновской станицы, телефонист Терполка, говорил, что он приведет пулемётную ко­манду и даже весь Терполк, но не допустит выселения.

Кроме собрания верующих, было несколько собраний церковно-приходского совета, где также высказывалась мысль противиться во что бы то ни стало «насилию над верующими». Церковно-приходской совет, несмотря на категорическое по­становление губисполкома, неоднократно посылал в последний заявления об отмене этого постановления. Решено было даже послать заявление в центр.

В первых числах февраля были арестованы Чеботарёв и Да­ренских.

Итак, монахини и церковно-приходской совет добровольно не хотели подчиниться постановлению губисполкома. Решено было принять более твёрдые меры к выселению монахинь. И вот 22-го марта днём с помощью милиции было приступлено к очищению монастырских помещений. К этому времени у ограды монастыря собралась большая толпа старух, стариков, спеку­лянтов с рядом находящейся толкучки и городских обывателей. Толпа неистово кричала, требуя отмены выселения монахинь, другие кричали: «Стреляйте в нас, а выселять не дадим!» Раз­давались недвусмысленные угрозы в адрес советской власти и, особенно, коммунистов. Отдельными лицами велась опреде­лённая контрреволюционная агитация. Одновременно с этим велась агитация среди железнодорожных рабочих и среди крас­ноармейцев местного гарнизона с мыслью использовать «под­ходящий» случай и толкнуть их на враждебное Советской власти выступление. Среди железнодорожников и рабочих мельницы бывшей Архипова ходили подписные листы с протестом против выселения монахинь.

Ввиду создавшегося положения решено было выселение от­ложить.

Того же 22-го марта были проведены аресты председателя церковно-приходского совета Орлова и других 42-х человек, ранее на собраниях верующих и церковно-приходского совета, заявивших себя как наиболее злостных подстрекателей к непод­чинению постановлениям губисполкома.

После случая, происшедшего у ограды монастыря, по ини­циативе губчека было созвано заседание президиума губиспол­кома, на котором было решено монастырь закрыть, а монахинь за организованное противодействие Советской власти заключить в концентрационный лагерь.

В ночь с 23-го на 24-е марта были проведены обыски в мо­настыре и аресты монахинь, наиболее активные из монахинь от­правлены в тюрьму, а остальные – в концентрационный лагерь.

24-го марта было широко опубликовано постановление губ­исполкома, где говорилось, что ввиду «раскрытого губчека заго­вора против существующего порядка», чтобы «предотвратить в дальнейшем всякую возможность организации контрреволюции вокруг означенного монастыря, президиум губисполкома по­становил монастырь закрыть, оставшихся монахинь, как прини­мавших участие в сопротивлении выселению и способствующих контрреволюционной организации, заключить временно в кон­центрационный лагерь, престарелых монахинь поместить в дом призрения». Также в опубликованном постановлении говорилось, что «всякие сборища и собрания для обсуждения данного вопро­са запрещаются под страхом расстрела их организаторов, как явных контрреволюционеров».

После опубликования этого постановления население относи­лось к факту выселения монахинь спокойно. Агитации и эксцес­сов на этой почве не было.

Следствие по делу продолжается[ii].

Монахини и послушницы Челябинского женского Одигитриевского монастыря, 1916 год[i]

Игуменьи

  1. Бабушкина Ксения Яковлевна 1829 г.р.
  2. Щапова Анна Григорьевна 1860 г.р.

Монахини

  1. Схимонахиня
  2. Аверьянова Анна Васильевна 1858 г.р.
  3. Бабикова Евдокия Петровна 1840 г.р.
  4. Баклыкова Акилина Кузьминична 1856 г.р.
  5. Бородина Параскева Николаевна 1869 г.р.
  6. Бушмина Анна Федоровна 1853 г.р.
  7. Вараксина Иулиания Николаевна 1864 г.р.
  8. Голощапова Анастасия Григорьевна 1868 г.р.
  9. Горбунова Аполлинария Михайловна 1861 г.р.
  10. Денисова Анастасия Петровна 1858 г.р.
  11. Ежова Елена Ивановна 1860 г.р.
  12. Еременко Серафима Ивановна 1865 г.р.
  13. Зайкова Лукия Степановна 1868 г.р.
  14. Иванова Феодосия Николаевна 1851 г.р.
  15. Иванова Агафия Николаевна 1867 г.р.
  16. Иванова Параскева Стефановна 1865 г.р.
  17. Ильиных Александра Степановна 1844 г.р.
  18. Кадамцева Елизавета Михайловна 1841 г.р.
  19. Капустина Фекла Ивановна 1863 г.р.
  20. Коляпина Мария Павловна 1863 г.р.
  21. Коргина Васса Стефановна 1853 г.р.
  22. Коробейникова Матрона Ефимовна 1857 г.р.
  23. Костромитина Матрона Андреевна 1852 г.р.
  24. Костромина Фекла Андреевна 1862 г.р.
  25. Котовщикова Екатерина Николаевна 1850 г.р.
  26. Крапивенко Феврония Федоровна 1865 г.р.
  27. Криволапова Мария Данииловна 1844 г.р.
  28. Криволапова Муза Ильинична 1870 г.р.
  29. Кузнецова Марфа Иоакимовна 1841 г.р.
  30. Леготина Евдокия Максимовна 1850 г.р.
  31. Леготина Пелагия Максимовна 1852 г.р.
  32. Ломакина Параскева Илларионовна 1858 г.р.
  33. Мелехина Марина Дмитриевна 1858 г.р.
  34. Меньшенина Анисья Филипповна 1850 г.р.
  35. Меньшенина Екатерина Семеновна 1858 г.р.
  36. Меньшенина Евдокия Ивановна 1861 г.р.
  37. Михайлова Мария Максимовна 1841 г.р.
  38. Мокшина Мария Павловна 1860 г.р.
  39. Нестерова Екатерина Полиевктовна 1854 г.р.
  40. Новоселова Анна Матвеевна 1850 г.р.
  41. Новикова Татьяна Андреевна 1861 г.р.
  42. Огаркова Пелагия Евфимовна 1864 г.р.
  43. Огаркова Матрона Федоровна 1864 г.р.
  44. Полякова Дарья Максимовна 1829 г.р.
  45. Полякова Акилина Николаевна 1863 г.р.
  46. Пьянкова Стефанида Михайловна 1856 г.р.
  47. Пятышева Татьяна Михайловна 1854 г.р.
  48. Рыбакова Евдокия Андреевна 1864 г.р.
  49. Савастьянова Евгения Петровна 1857 г.р.
  50. Скорнякова Анна Тихоновна 1873 г.р.
  51. Смолянинова Ирина Ивановна 1853 г.р.
  52. Соболева Гликерия Георгиевна 1845 г.р.
  53. Соболева Евдокия Георгиевна 1863 г.р.
  54. Степанова Евдокия Михайловна 1845 г.р.
  55. Степанова Ксения Феодосиевна 1852 г.р.
  56. Степанова Евгения Ивановна 1854 г.р.
  57. Сычева Иулиания Львовна 1854 г.р.
  58. Тимофеева Неонилла Андреевна 1868 г.р.
  59. Яблонских Феодосия Петровна 1847 г.р.
  60. Яблонских Клавдия Михайловна 1869 г.р.

Указные послушницы

  1. Айстова Елизавета Матвеевна 1857 г.р.
  2. Васенина Марфа Трофимовна 1878 г.р.
  3. Гребнева Евгения Александровна 1861 г.р.
  4. Гредасова Гликерия Георгиевна 1866 г.р.
  5. Григорьева Ефросиния Андреевна 1874 г.р.
  6. Даренских Августа Ивановна 1872 г.р.
  7. Долгих Фекла Антоновна 1873 г.р.
  8. Дружкова Параскева Иосифовна 1855 г.р.
  9. Завьялова Марфа Ивановна 1871 г.р.
  10. Кузнецова Любовь Исааковна 1860 г.р.
  11. Мелехина Вера Дмитриевна 1865 г.р.
  12. Модей Сиклетикия Ивановна 1873 г.р.
  13. Огаркова Акилина Евфимовна 1867 г.р.
  14. Парфентьева Александра Петровна 1876 г.р.
  15. Пафентьева Наталья Петровна 1874 г.р.
  16. Пахомова Анна Константиновна 1876 г.р.
  17. Сидорова Параскева Федоровна 1858 г.р.
  18. Суетина Александра Ивановна 1879 г.р.
  19. Таусенева Иульяния Герасимовна 1869 г.р.
  20. Федотова Дарья Максимовна 1880 г.р.
  21. Черепанова Анна Петровна 1876 г.р.

Послушницы

  1. Аверьянова Ксения Михайловна 1882 г.р.
  2. Аверьянова Мария Васильевна 1894 г.р.
  3. Агафонцева Афанасия Васильевна 1861 г.р.
  4. Алабугина Стефанида Ивановна 1890 г.р.
  5. Алабугина Анастасия Николаевна 1885 г.р.
  6. Алексеевских Анастасия Александровна 1886 г.р.
  7. Алексеева Елена Андреевна 1902 г.р.
  8. Анофрева Акилина Андреевна 1880 г.р.
  9. Архипова Елизавета Афанасьевна 1884 г.р.
  10. Бабушкина Антонина Васильевна 1890 г.р.
  11. Балакина Анастасия Ефимовна 1893 г.р.
  12. Банникова Параскева Васильевна 1896 г.р.
  13. Баркина Мария Самойловна 1898 г.р.
  14. Барышникова Мария Сергеевна
  15. Басова Параскева Дмитриевна 1900 г.р.
  16. Безносикова Александра Матвеевна 1893 г.р.
  17. Безносикова Анна Михайловна 1901 г.р.
  18. Бельтюкова София Николаевна 1889 г.р.
  19. Бердова Александра Петровна 1884 г.р.
  20. Бобнева Анна Дмитриевна 1887 г.р.
  21. Бобнева Надежда Дмитриевна 1899 г.р.
  22. Богданова Марфа Трофимовна 1895 г.р.
  23. Боева Ксения Дмитриевна 1874 г.р.
  24. Болдарева Ирина Ивановна 1874 г.р.
  25. Борисова Евфросиния Евграфовна 1881 г.р.
  26. Борисова Марина Евграфовна 1889 г.р.
  27. Борисова Александра Филипповна 1891 г.р.
  28. Бородина Наталья Николаевна 1856 г.р.
  29. Булгакова Александра Афанасьевна 1885 г.р.
  30. Буркова Матрона Флоровна 1899 г.р.
  31. Бутакова Елена Федоровна 1891 г.р.
  32. Бухарина Евдокия Абрамовна 1895 г.р.
  33. Бухарина Валентина Дмитриевна 1903 г.р.
  34. Бухаркина Екатерина Павловна 1900 г.р.
  35. Бушмелева Анна Коновна 1891 г.р.
  36. Варлакова Феодора Ивановна 1868 г.р.
  37. Варлакова Анна Павловна 1905 г.р.
  38. Васильева Александра Николаевна 1865 г.р.
  39. Ваулина Елена Алексеевна 1897 г.р.
  40. Бенедиктова Матрона Тимофеевна 1893 г.р.
  41. Верховцева Ольга Федоровна 1881 г.р.
  42. Воронина Ксения Аверьяновна 1886 г.р.
  43. Вяткина Параскева Ивановна 1880 г.р.
  44. Галина Пелагия Поликарповна 1878 г.р.
  45. Герина Дария Емельяновна 1896 г.р.
  46. Голубкова Екатерина Ивановна 1895 г.р.
  47. Горбунова Валентина Тимофеевна 1898 г.р.
  48. Грехова Клавдия Максимовна 1892 г.р.
  49. Григорьева Фекла Петровна 1865 г.р.
  50. Дегтярева Агриппина Константиновна 1873 г.р.
  51. Добронравова Матрона Александровна 1840 г.р.
  52. Добронравова Надежда Андреевна 1874 г.р.
  53. Долгих Евдокия Петровна 1887 г.р.
  54. Долгих Стефанида Павловна 1895 г.р.
  55. Долгова Пелагия Филипповна 1874 г.р.
  56. Дремина Иустиния Николаевна 1902 г.р.
  57. Дровосекова Агафия Петровна 1897 г.р.
  58. Есина Васса Антоновна 1876 г.р.
  59. Жданова Наталия Николаевна 1896 г.р.
  60. Жигалина Иустиния Колистратовна 1863 г.р.
  61. Жидкова Иустиния Дмитриевна 1889 г.р.
  62. Журавлева Анна Дмитриевна 1894 г.р.
  63. Забродина Параскева Яковлевна 1878 г.р.
  64. Завьялова Татьяна Ивановна 1883 г.р.
  65. Завьялова Варвара Ивановна 1892 г.р.
  66. Завьялова Александра Ивановна 1897 г.р.
  67. Задынова Ирина Максимовна 1906 г.р.
  68. Зайцева Ольга Евфимовна 1863 г.р.
  69. Звягинцева Пелагия Петровна 1897 г.р.
  70. Зорина Анастасия Филипповна 1899 г.р.
  71. Иванова Елена Ивановна 1886 г.р.
  72. Иващенко Иулиания Михайловна 1884 г.р.
  73. Иващенко Александра Михайловна 1900 г.р.
  74. Иевлева Параскева Афанасьевна 1864 г.р.
  75. Иевлева Любовь Андреевна 1898 г.р.
  76. Иевлева Татьяна Андреевна 1903 г.р.
  77. Кабашникова Евфросиния Викторовна 1889 г.р.
  78. Казанцева Татьяна Константиновна 1876 г.р.
  79. Казанцева Александра Константиновна 1884 г.р.
  80. Казанцева Дария Константиновна 1893 г.р.
  81. Казанцева Стефанида Андриановна 1858 г.р.
  82. Калугина Агриппина Михайловна 1870 г.р.
  83. Калугина Елена Михайловна 1878 г.р.
  84. Калинина Евгения Ивановна 1900 г.р.
  85. Калинина Елена Николаевна 1902 г.р.
  86. Калинина Александра Ивановна 1897 г.р.
  87. Каменко Анна Филипповна 1894 г.р.
  88. Капцилович Феврония Игнатьевна 1886 г.р.
  89. Караченко Матрона Георгиевна 1897 г.р.
  90. Каратовских Афанасия Евфимовна
  91. Кириллова Анна Титовна 1879 г.р.
  92. Ключарева София Квинтилиановна 1884 г.р.
  93. Клюева Анастасия Давидовна 1896 г.р.
  94. Кобкова Фекла Матвеевна 1874 г.р.
  95. Корыстина Екатерина Никитична 1889 г.р.
  96. Корыстина Мария Никитична 1893 г.р.
  97. Коробейникова Наталия Павловна 1873 г.р.
  98. Костромитина Мария Васильевна 1892 г.р.
  99. Котина Пелагия Ивановна 1878 г.р.
  100. Крамаренко Елена Яковлевна 1900 г.р.
  101. Красильникова Анастасия Селантьевна 1857 г.р.
  102. Кувалдина Екатерина Стефановна 1877 г.р.
  103. Кувшинова Анастасия Ивановна 1885 г.р.
  104. Кузнецова Надежда Алексеевна 1888 г.р.
  105. Кузнецова Анна Алексеевна 1895 г.р.
  106. Кузнецова Екатерина Алексеевна 1898 г.р.
  107. Кузнецова Мария Дмитриевна 1887 г.р.
  108. Куликова Анна Егоровна 1888 г.р.
  109. Култышева Надежда Данииловна 1899 г.р.
  110. Курочкина Любовь Афанасьевна 1896 г.р.
  111. Курочкина Вера Дмитриевна 1871 г.р.
  112. Кырчикова Антонина Сампсоновна 1884 г.р.
  113. Лапенко Параскева Кирилловна 1882 г.р.
  114. Левшунова Иульяния Максимовна 1878 г.р.
  115. Лобкова Вера Тимофеевна 1892 г.р.
  116. Лобкова Клеопатра Тимофеевна 1903 г.р.
  117. Лозовых Варвара Васильевна 1892 г.р.
  118. Львова Зинаида Владимировна 1902 г.р.
  119. Максимова Анастасия Иосифовна 1882 г.р.
  120. Макарова Ирина Мироновна 1891 г.р.
  121. Мальцева Агриппина Федоровна 1875 г.р.
  122. Малышева Александра Григорьевна 1888 г.р.
  123. Медведева Александра Николаевна 1870 г.р.
  124. Меньшенина Мария Ивановна 1870 г.р.
  125. Меньшенина Елизавета Георгиевна 1897 г.р.
  126. Меринова Анна Иосифовна 1855 г.р.
  127. Миловских Анна Григорьевна 1895 г.р.
  128. Мирнова Агрипина Павловна 1854 г.р.
  129. Михирева Евдокия Ивановна 1886 г.р.
  130. Мокина Дария Николаевна 1875 г.р.
  131. Мурчич Мария Федоровна 1891 г.р.
  132. Мурчич Феодора Федоровна 1893 г.р.
  133. Непилина Елизавета Николаевна 1893 г.р.
  134. Николаева Ольга Федоровна 1876 г.р.
  135. Никитина Анастасия Иосифовна 1901 г.р.
  136. Новоселова Параскева Андреевна 1866 г.р.
  137. Новикова Екатерина Петровна 1876 г.р.
  138. Носова Екатерина Яковлевна 1886 г.р.
  139. Носова Нина Яковлевна 1898 г.р.
  140. Носова Иульяния Яковлевна 1903 г.р.
  141. Няшина Вера Александровна 1873 г.р.
  142. Одякова Екатерина Степановна 1878 г.р.
  143. Онуфриенко Агафия Андреевна 1896 г.р.
  144. Пальмова Ксения Андреевна 1899 г.р.
  145. Панова Мария Львовна 1886 г.р.
  146. Панова Елена Львовна 1889 г.р.
  147. Парфентьева Марфа Тимофеевна 1842 г.р.
  148. Пашнина Ольга Ивановна 1898 г.р.
  149. Першина Татьяна Стефановна 1876 г.р.
  150. Першина Екатерина Стефановна 1889 г.р.
  151. Пермякова Евдокия Илларионовна 1901 г.р.
  152. Петрова Екатерина Савельевна 1882 г.р.
  153. Петрова Анастасия Ивановна 1886 г.р.
  154. Печеркина Стефанида Алексеевна 1856 г.р.
  155. Поскребова Мария Терентьевна 1879 г.р.
  156. Поскребова Ирина Терентьевна 1884 г.р.
  157. Подгорбунских Матрона Иосифовна 1887 г.р.
  158. Подкорытова Татьяна Николаевна 1876 г.р.
  159. Полинова Параскева Максимовна 1849 г.р.
  160. Полякова Мария Ивановна 1887 г.р.
  161. Попова Анна Васильевна 1886 г.р.
  162. Попова Ольга Константиновна 1893 г.р.
  163. Попова Мария Алексеевна 1897 г.р.
  164. Попова Александра Васильевна 1900 г.р.
  165. Поружняк Анастасия Дмитриевна 1870 г.р.
  166. Пошлякова Мария Дмитриевна 1896 г.р.
  167. Пригарина Васса Ивановна 1885 г.р.
  168. Просфорнина Анастасия Алексеевна 1895 г.р.
  169. Путилова Мария Семеновна 1898 г.р.
  170. Пушкарева Параскева Павловна 1897 г.р.
  171. Ракина Александра Ивановна 1879 г.р.
  172. Ракина Агния Илларионовна 1891 г.р.
  173. Речкалова Надежда Никаноровна 1895 г.р.
  174. Речкалова Екатерина Михайловна 1900 г.р.
  175. Рослякова Серафима Дмитриевна 1887 г.р.
  176. Рослякова Ирина Семеновна 1888 г.р.
  177. Рудакова Агния Виссарионовна 1895 г.р.
  178. Рыжкова Ольга Георгиевна 1893 г.р.
  179. Савельева Агафия Стефановна 1882 г.р.
  180. Саввыкова Афанасия Васильевна 1857 г.р.
  181. Сазыкина Лукия Аггеевна 1885 г.р.
  182. Саламатова Татьяна, Прокопьевна 1882 г.р.
  183. Самойлова Мария Алексеевна 1888 г.р.
  184. Сампсонова Параскева Яковлевна 1897 г.р.
  185. Самойлова Раиса Ивановна 1876 г.р.
  186. Севастьянова Лукия Васильевна 1872 г.р.
  187. Севастьянова Татьяна Гаврииловна 1895 г.р.
  188. Севастьянова Елена Корнилиевна 1896 г.р.
  189. Севастьянова Таисия Григорьевна 1899 г.р.
  190. Семкина Клавдия Игнатьевна 1900 г.р.
  191. Семкина Феоктиста Григорьевна 1896 г.р.
  192. Сергеева Александра Феоктистовна 1903 г.р.
  193. Сименко Агафия Авраамовна 1884 г.р.
  194. Скорнякова Анна Тихоновна 1891 г.р.
  195. Скребкова Марина Ивановна 1892 г.р.
  196. Смолина Татьяна Константиновна 1857 г.р.
  197. Соколова Анна Ивановна 1896 г.р.
  198. Стародубцева Ксения Георгиевна 1886 г.р.
  199. Старикова Елена Михайловна 1897 г.р.
  200. Старикова Ирина Михайловна 1900 г.р.
  201. Старикова Любовь Александровна 1898 г.р.
  202. Столярова Евфросиния Максимовна 1890 г.р.
  203. Сухарукова Надежда Ивановна 1878 г.р.
  204. Сухорожкова Мария Сергеевна 1901 г.р.
  205. Счастливцева Мария Лазаревна 1890 г.р.
  206. Соколова Параскева Филипповна 1882 г.р.
  207. Сычева Александра Алексеевна 1874 г.р.
  208. Тарасова Мария Яковлевна 1893 г.р.
  209. Теренина Афанасия Наумовна 1876 г.р.
  210. Тетеркина Елизавета Васильевна 1900 г.р.
  211. Тимофеева Александра Михайловна 1897 г.р.
  212. Тихонова Павла Михайловна 1894 г.р.
  213. Топорова Марина Гаврииловна 1888 г.р.
  214. Тявина Агафия Ивановна 1881 г.р.
  215. Ульяшина София Петровна 1902 г.р.
  216. Урнышева Наталья Алексеевна 1901 г.р.
  217. Урнышева Ольга Прокопьевна 1888 г.р.
  218. Урюпинских Александра Игнатьевна 1877 г.р.
  219. Усова Варвара Дмитриевна 1891 г.р.
  220. Устьянцева Таисия Григорьевна 1896 г.р.
  221. Устьянцева Матрона Михайловна 1883 г.р.
  222. Устьянцева Антонина Михайловна 1887 г.р.
  223. Ушакова Анастасия Ивановна 1866 г.р.
  224. Федюнева Анфия Алексеевна 1883 г.р.
  225. Федюнева Марина Алексеевна 1897 г.р.
  226. Халезина Параскева Евфимовна 1877 г.р.
  227. Ходатаева Мария Потаповна 1886 г.р.
  228. Хохлова Анна Николаевна 1900 г.р.
  229. Хренова Анна Григорьевна 1890 г.р.
  230. Цибина Иулиания Васильевна 1898 г.р.
  231. Цуканова Иулиания Филипповна 1899 г.р.
  232. Чернухина Татьяна Ивановна 1889 г.р.
  233. Чернуха Параскева Ивановна 1884 г.р. (сестра)
  234. Черемных Домника Сергеевна 1889 г.р.
  235. Чиглокова Александра Матвеевна 1862 г.р.
  236. Чипышева Анна Михайловна 1882 г.р.
  237. Чиркова Агриппина Андреевна 1894 г.р.
  238. Чистякова Анастасия Михайловна 1900 г.р.
  239. Чубыкина Мария Кондратьевна 1897 г.р.
  240. Шабунина Мария Петровна 1891 г.р.
  241. Шеметова Пелагия Федоровна 1893 г.р.
  242. Шеметова Анна Федоровна 1900 г.р.
  243. Шеметова Ольга Федоровна 1903 г.р.
  244. Шестакова Иулиания Андреевна 1903 г.р.
  245. Шишкова Феона Никитична 1880 г.р.
  246. Шишкова Анна Никитична 1895 г.р.
  247. Шишмаренко Екатерина Федоровна 1898 г.р.
  248. Шульгина Мария Михайловна 1906 г.р.
  249. Шулепова Евдокия Тимофеевна 1896 г.р.
  250. Щелкунова Анна Стефановна 1894 г.р.
  251. Яблонских Екатерина Тимофеевна 1888 г.р.
  252. Ядринкова Стефанида Васильевна 1889 г.р.
  253. Якубовская Пелагия Ивановна 1903 г.р.
  254. Якушева Ольга Яковлевна 1874 г.р.
  255. Ялсукова Параскева Игнатьевна 1884 г.р.
  256. Ярушина Стефанида Петровна 1889 г.р.
  257. Ярыгина Евдокия Федоровна 1884 г.р.

 


Список использованных источников

Материалы архивов

  1. ГАОО (Государственный архив Оренбургской области). Ф. 173. Оп. 6. Д. 11060. Послужные списки настоятельницы, монахинь, указных послушниц и послушниц Челябинского Одигитриевского женского монастыря за 1915 год.
  2. ГАОО. Ф. 174. Оп. 1. Д.244. «Отчет о поездке епископа Оренбургского и Уральского по Челябинскому, Оренбургскому, Кустанайскому, Уральскому и Троицкому уездам в 1906 г.». Л. 2 – 4.
  3. ОГАЧО (Объединенный Государственный архив Челябинской области). Ф. И-173. Оп. 1. Д.1. Клировая ведомость
  4. ОГАЧО. Ф. 220. Оп. 4. Д. 1. Материалы о закрытии Вознесенской церкви (женский монастырь). Г. Челябинск. 1922 – 1923 гг.
  5. ОГАЧО. Ф. 220. Оп. 4. Д. 6. Материалы о ликвидации церквей на монастырской заимке, Порт-Артурском и Никольском поселках, акты и описи их имущества. 1923 г.
  6. ОГАЧО. Ф. И-71. Оп. 1. Д.1. Челябинская Казанско-Богородицкая церковь. Книга для записи расходов за 1899 – 1901 гг.

Опубликованные источники:

  1. Антипин Н. А., Купцов И. В. Православные храмы Челябинска: история и современность. – Челябинск: Авто Граф, 2015. – 452 с.; ил.
  2. Альбокринов, Ф. Протоиерей о. Иоанн Петрович Днепровский (некролог) // Оренбургские Епархиальные Ведомости. – 1896. – №16. – С. 616 – 626.
  3. Боже, В.С. Очерк церковно-религиозной жизни Челябинска начала двадцатого века // Челябинск неизвестный. Краеведческий сборник. Вып. 1. – Челябинск: Центр ист.-культ. наследия г. Челябинска, 1996. С. 23 – 64.
  4. Борисов, В.Г. Был такой человек // Челябинский рабочий. – 1990. – 17-18 марта.
  5. Будрина, Р. Челябинский Одигитриевский женский монастырь. – М.: Типо-Литография И. Ефимова, 1904.
  6. Будрина, Р. Челябинский Одигитриевский женский монастырь. / С комментариями ред. // Симеоновская горка. Духовно-краеведческий журнал. – 2000. – №2.
  7. Будрина, Р. Челябинский Одигитриевский женский монастырь. / С комментариями ред. // Симеоновская горка. Духовно-краеведческий журнал. – 2002. – №3.
  8. Весновский, В.А. Весь Челябинск и его окрестности (1909 г.) // Дореволюционный Челябинск в слове современников. – Челябинск: Центр ист.-культ. наследия г. Челябинска, 1997. С. 40 – 154.
  9. Громыко, М.М. Подвижники благочестия. – М.: Просвещение, 2001.
  10. Дегтярев, И., Боже, В. Купола над городом. Исторические судьбы челябинских церквей. – Челябинск, 1992.
  11. Дмитриева, А. Первый крест над Ленинским районом // Вечерний Челябинск. – 1998. – 21 апреля.
  12. Знаменский, П.В. История Русской Церкви. – М.: Крутицкое Патриаршее Подворье; Общество любителей церковной истории, 2000.
  13. Лицом к свету. Очерк истории Одигитриевского женского монастыря города Челябинска. / Сост. Т.О. Воронова. – Челябинск: ООО «НБС», 2005.
  14. Прыкина, Н.А. История женского Одигитриевского монастыря в документах ГАЧО // Исторические чтения. Вып. 3. – Челябинск: Центр ист.-культ. наследия г. Челябинска, 1997. С. 82 – 93.
  15. Сребрянский, Митрофан, свящ. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. – М.: Сестричество во имя Преподобномученицы Великой княгини Елисаветы, 1996.
  16. Таисия, мон. Русское православное женское монашество. – Мн.: Изд-во Белорусского Экзархата, 2006.
  17. Фонотов, М. Переезжает ограда // Челябинский рабочий. – 2004. – 29 мая.
  18. Фонотов, М. Страницы истории. Обитель // Челябинский рабочий. – 1988. – 2 июня.
  19. Чернавский Н. Оренбургская епархия в прошлом и настоящем. Вып. 1. – Оренбург: Типография Оренбургской Духовной Консистории, 1900.
  20. Чистосердова, Н. На круги своя // Вечерний Челябинск. – 1998. – 31 июля.

[1] Иерей Сергий Реснянский. История Челябинского Одигитриевского женского монастыря. Дипломная работа в Екатеринбургской духовной семинарии. Екатеринбург, 2007. С. 56—63.

[2] Архив Челябинской епархии. Челябинское благочиние. Дело храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

[3] Чистосердова Н. На круги своя // Вечерний Челябинск. 1998. 31 июля.

[4] Лицом к свету. Очерк истории Одигитриевского женского монастыря города Челябинска. / Сост. Т. О. Воронова. — Челябинск: ООО «НБС», 2005. С. 43.

[5] Там же. С. 45.

[6] Фонотов М. Переезжает ограда // Челябинский рабочий. 2004. 29 мая.

[7] http://www.patriarchia.ru/db/text/4250904.html. 13.12.2015 г.

[8] Настоятельницу нового Одигитриевского монастыря возвели в сан игуменьи // http://mitropolia74.ru/novosti/nastoyatelnitsu_novogo_odigitrievskogo_monastyrya_vozveli_v_san_igumenii/?print=true. 26.10.2015 г.

[i] Челябинский Одигитрический женский монастырь / сост. Р. Будрина. М., 1904.

[ii] Текст цитируется по изданию, хранящемуся в библиотеке Челябинского государственного краеведческого музея, с пометками Н. М. Чернавского.

[iii] Описание визита сохранилось благодаря записям протоиерея Петра Холмогорцева и священника Василия Кудрявцева: Обозрение церквей и приходов Троицкого и Челябинского уездов епископом Челябинским свмч. Сильвестром (Ольшевским) в 1915 году. Записано священниками Петром Холмогорцевым и Василием Кудрявцевым / сост. М. А. Меньшикова. Челябинск, 2012. С. 68–69.

[iv] Указом Священного Синода 24 февраля 1916 года настоятельница Серафимской женской общиной Челябинского уезда монахиня Серафима утверждена настоятельницей Орского Покровского общежительного монастыря и возведена в сан игуменьи. 4 июня 1916 года настоятельницей Серафимовской женской общины назначена благочинная Челябинского Одигитриевского женского монастыря монахиня Гавриила (Распоряжения епархиального начальства // Оренбургские епархиальные ведомости. 1916. Часть офиц. № 9–10. С. 83; Распоряжения епархиального начальства // Там же. № 27–28. С. 260).

[v] Обозрение церквей и приходов Троицкого и Челябинского уездов епископом Челябинским свмч. Сильвестром (Ольшевским) в 1915 году. Записано священниками Петром Холмогорцевым и Василием Кудрявцевым / сост. М. А. Меньшикова. Челябинск, 2012. С. 82–85.

[1] ГАОО, ф. 173, оп. 6, д. 11060, л. 2 об.–3.

[1] Там же, л. 1 об.–2.

[i]ГАОО, ф. 173, оп. 6, д. 11060, л. 2 об.–3.

[i] Старцев Н. Об истории челябинских храмов… С. 12.

[ii] Нечаева А. М. Челябинские впечатления // Исторический вестник. 1909. № 7. С. 236.

[iii] ГАОО, ф. 173, оп. 6, д. 11060, л. 3.

[iv] Там же, л. 2–2 об.

[v] Там же, л. 3.

[vi] Там же, л. 3 об.

[vii] Там же, л. 4.

[viii] Там же, л. 4 об.

[i] Постановление президиума Челябинского губисполкома 23 марта 1921 г. № 35а // Советская правда (Челябинск). 1921. 24 марта.

[ii] Цит. по: Сообщение челябинских чекистов об обстоятельствах закрытия Челябинского женского Одигитриевского монастыря / публ. С. И. Панькина // Челябинск неизвестный: краеведческий сборник / сост. В. С. Боже. Челябинск, 2008. Вып. 4. С. 453–455.

[i] Монахини и послушницы Челябинского женского монастыря (сведения на 1916 г.) / Публ. протоиерея Д. Г. Алферова // Челябинск неизвестный: краеведческий сборник. Челябинск, 2008. Вып. 4. С. 368–375.